АНОНСИ ЗУСТРІЧЕЙ ЗІ СПРАВЖНІМ

» "Мовою серця". Розмай вражень
» "Воля громади: Червона доріжка Гідності"
» УКРАЇНСЬКІ ПЕРЕДЗВОНИ-11. День Незалежності
» ПО ЖИВОМУ
» ТЕНДІТНА СИЛА в Музеї Шістдесятництва
» "Тендітна Сила" йде в люди
» НЕПЕРЕМОЖНІ. День Києва-2107
» "Тарас Шевченко єднає народи". ЕМОЦІЇ
» ПЕРЕМОЖЦІ ІІ Міжнародного проекту-конкурсу "Тарас Шевченко єднає народи" в номінації "ВІДЕОФОРМАТ"
» ПІДСУМКИ ІІ Міжнародного проекту-конкурсу Тарас Шевченко єднає народи. Номінації НАЖИВО та МІЙ ШЕВЧЕНКО
» Вийшла друком моя "ТЕНДІТНА СИЛА"
» Роздуми про українську поезію
» Положення про ІІ Міжнародний проект-конкурс "ТАРАС ШЕВЧЕНКО ЄДНАЄ НАРОДИ"
» Українські Передзвони-10
» Поезія як жінка
» Мрії Небесної Сотні. Відзнаки Героїв
» Звичайна, здавалося б, зустріч...
» ВІДКРИТИЙ ЛИСТ ДО ДРУЗІВ - близьких і далеких, майбутніх і колишніх
» Презентація альбому "СОНЯХИ" В’ячеслава Купрієнка
» УКРАЇНСЬКІ ПЕРЕДЗВОНИ - 9
» Мої Карпати
» НЕПЕРЕМОЖНІ у Центрі соціально-психологічної реабілітації дітей №1
» Час Візбора - 2016
» Презентація збірки авторів Донбасу та Криму "АТО...Мы, Судьбы..."
» УКРАЇНСЬКІ ПЕРЕДЗВОНИ - 8
» НЕПЕРЕМОЖНІ. День Києва 2016
» Урочисте закриття МІЖНАРОДНОГО ПРОЕКТУ-КОНКУРСУ
» ТАРАС ШЕВЧЕНКО ЄДНАЄ НАРОДИ. Підсумки Міжнародного проекту-конкурсу
» Село Майбутнього
» 36,6 - Творчий вечір здорового самопочуття





© Тетяна Яровицина, 2011



 » Рецензії на творчість Тетяни Яровициної
 

НОВИНИ * АВТОРСЬКИЙ САЙТ ТЕТЯНИ ЯРОВИЦИНОЇ * ПРОСПЕКТ ПІДНЕСЕННЯ

18 травня 2015 року
ми разом з Олександром Губенком
розділили сцену, аудиторію концертної зали та серця рецензентів

на літературній студії "ВОСХОД" при НСПУ

НОВИНИ * АВТОРСЬКИЙ САЙТ ТЕТЯНИ ЯРОВИЦИНОЇ * ПРОСПЕКТ ПІДНЕСЕННЯ

Іноді необхідно робити підсумки, і найкраще це вдається, коли піддаєш власні вірші рецензії (хоча останнім часом все частіше сумніваюся в тому, що вони "власні"...) Особливо приємно, коли рецензентами погоджуються стати не друзі і просто свої люди, а мислителі, які вже мають за плечима величезний творчий доробок і життєвий досвід. Але... найголовніше, - які не розучилися літати!!!

Отже, вірші з двох моїх нових збірок "РАНЬШЕ Я ЗНАЛА ВСЁ" та "ТЕНДІТНА СИЛА" було віддано на суд поважним рецензентам - Василю Дроботу і Володимиру Ільїну.

 

ВАСИЛЬ ДРОБОТ, поет, перекладач, член Національної спілки письменників України, керівник літературної студії «Восход»

Практически впервые я встретился с текстами высокой сложности. Здесь сошлись мощная философская база и два конкурирующих языка. Но Таня не даёт им воевать. Они прекрасно мирятся и пытаются выполнить задачу Адама: узнать и назвать каждое мгновение жизни. Причём, Адам не сам по себе, он – всё человечество сразу (кому ещё, как не ему?) – и оно, и мир из одного праха созданы. Родные, значит. Вот это родство и чувствуется у Тани практически в каждой фразе.

Самым совершенным с поэтической точки зрения считаю стихотворение

БЕРЕЗІЛЬ

В краю
заплаканих беріз
стою, твереза.
Мене проймає
сік наскрізь,
немов березу...
Авжеж, прийшла
Весна-рушій!
А тілу гірко...
Бо нещодавно
у душі
відсохла гілка.

Тягнусь до сонця
навшпиньки
блідою тінню.
А раптом...
інші гілочки
її замінять?..
Солодшає
обманно мить:
"Ще й
перевершать!!!"
А стовбур
болісно рипить,
що то –
не перша.

 

Ну а с чисто человеческой - стихотворение "Баллада о последнем куске", которым Таня будет гордиться всю жизнь.

 

ВОЛОДИМИР ІЛЬЇН, поет, перекладач, член Національної спілки письменників України, професор, д.х.н.

 

 

Вот и узнал Татьяну Яровицыну, нисколько не зная раньше… До удивления, до изумления, до радости встречи и радости встречной...

Сейчас на слуху Ивана Жданова «До слова»

“…Но где-то в стороне от взгляда ледяного,
свивая в смерч твою горчичную тюрьму,
рождается впотьмах само собою слово
и тянется к тебе, и ты идещь к нему.

…О, дайте только крест! И я вздохну от боли
и продолжая дно, и берега креня,
я брошу балаган – и там, в открытом поле…
Но кто-то видит сон, и сон длинней меня”.

Здесь, в стихотворении "Створити поле" у Т. Я. тоже крепко:  

Я чую, як зріє слово,
вростаючи в землю нашу...
Моя невгамовна доле!
З ним клопоту – ого-го…
«У слові – життя основа. –
досвідчені люди кажуть, –
тож треба створити поле
навколо слова свого,                            

аби воно мало силу...»
І от я... у центрі поля –
натхненного, золотого –
під небом синім стою!
Натомлена і красива,
щаслива наскрізь від того,
що слово пізнало волю,
зіскочивши на ріллю…

И еще:
…А поле… воно не зрадить!

И еще сильнее в стихотворении «Яровина»:


…Вік мені сповідати у віршах
грішний плач мовчазної вини…

Даже слова ключевые одни или близкие: слово и поле, крест, грех, вина и молитва…  

И все они – у Жданова и Яровицыной – больше, чем слова…  

В этом стихотворении, в этих строках, словах, в при- или запредельной концентрации, едва ли не все, что есть в Т.Я. и в ее поэзии…

Прямая речь, чистое, открытое, прозрачное письмо – от сердца. Сердце, душа, значит, тоже открытые.

Ничего не плетет, не приплетает, ничего, похоже, не придумывает, не наворачивает, не усложняет. Да и можно ли еще больше усложнить нашу жизнь и внешнюю, и внутреннюю, которой, которыми, в которых живем?!

Не “торчит”, не эпатирует, и не пытается, как многие сейчас.

“Чем дышит”, вернее – чем живет, что переживает, что любит/не любит, что принимает/не принимает, о том и пишет.

В меру, мне кажется, очарованная этой самой жизнью, несмотря ни на что, в меру трезвая. Ничуть не слабая, та й не надмірно сильна, бо це ж таке…  

Делится собой – вот что важно. Какая ни есть, а делится. Значит – доверяет мне и тебе, и ты ей тоже доверяешь, и я… ответно… и я…

Пишет, как правило, легко (иногда, увы, несколько облегченно), просто (подекуди, на жаль, наддещо спрощено), незатейливо, иногда – игриво.

Не специально-адресно для читателя, но, кажется, чувствует и хочет, надеется, что это будет услышано. Скажу так: слышит себя.
Но слушателя, читателя тоже – и слышит, и знает. По крайней мере, слушателя и читателя своего круга, своего возрастного круга.

Українські вірші, за незначним винятком, – помітно сильніші, як на мене, яскравіші, в них більше того саме особистого поля і слова, більше мелодії, співу й щему. Отже, більше, звичайно, й автора…

Но в прочтении стихотворений всё же хотелось бы не театральной, а сокровенной авторской интонации.

************************

А тут (особенно после того, как рецензенты мои стали спорить по поводу сложности-лёгкости текстов, превосходства русского-украинского языка в поэзии Т.Я.), меня "догнало" желание привести предисловие Андрея Борисовича Грязова к моей второй книге "РАНЬШЕ Я ЗНАЛА ВСЁ". И знаете почему? Потому что Андрей Борисович также завязку сделал на том же стихотворении Ивана Жданова "До слова", и мне ничего не оставалось, как перевести его на украинский.))

АНДРІЙ ГРЯЗОВ, поет, член міжнародного ПЕН-клубу, керівник Молодіжної літературної студії "Каштановий Дім", президент фестивалю "Каштановий Дім"

ИНЫЕ СРЕДИ ИНЫХ

Поэты – это Иные. Они отличаются от других своим виденьем, слышаньем мира, способом превращения мысли и чувства в определенный язык Иных, на котором обычные люди не говорят.

Возможна ли в поэзии стандартизация?
Шаблон? Лекало? Наверное, да. И порой очень
нелегко отыскать Иных среди Иных. Для этого необходимо пользоваться своими, проверенными временем критериями оценки стихов. Какими? Самый интересный вопрос.

Стихи киевского поэта Татьяны Яровицыной я в последнее время читаю весьма внимательно. С мыслью об Иных. И Иных среди Иных.

Я – в кошке, внезапно выбежавшей на проспект... Я – в женщине, схватившейся резко за область сердца... Я – в сердце, на коже которого выжег век: «не в моде», а то – хоть плачь! – норовит перед ним раздеться...

Это – отрывок из стихотворения «Проза», которым открывается раздел «Подорожник», открывается автор, поэт, Иной. Кошка. Женщина. Сердце. Мать. Девчонка. Зайчишка. Безумец… Сколько составных в Ином! Он – всё и все, он никто и ничто, голая мысль, носимая между и над людьми, рефлексия каждого мига и мира… и глыба слова. Поэт надевает маски? Отнюдь. Великий Иной среди Иных Иван Жданов описал это особое состояние так:

Ты – сцена и актёр в пустующем театре.
Ты занавес сорвёшь, разыгрывая быт,
и пьяная тоска, горящая, как натрий,
в кромешной темноте по залу пролетит.
Тряпичные сады задушены плодами,
когда твою гортань перегибает речь
и жестяной погром тебя возносит в драме
высвечивать углы, разбойничать и жечь…

Не просто Иной, говорящий на своём языке, своими словами, но мыслящий светящимися сферами метафор. Оторвавшийся во всех смыслах человек, сорвавшийся с привязи обыденности, прорвавшийся сквозь все шаблоны языковой повседневности, взорвавший стереотипы лингвистического наста. Душевный человек, который у Татьяны Яровицыной выбрасывает скелет не только из шкафа, но из всех шкафов своей души, разрывая с прошлым, земным, неиным:

Почувствовав, что стал  душе скелет не нужен,
торжественно-мечтательный на вид,
красиво и легко, светло и простодушно
шёл человек, доросший до Любви…  
Был новый мир родным, безудержно красивым,
уютным и чарующим, хоть плачь!..
Так был рождён поэт упрямой светлой силы
и без вести пропал былой палач.

Палач у Яровицыной, разбойник у Жданова – ипостаси, сущности, стадии превращения Иного в «поэта упрямой светлой силы» – в Иного среди Иных. А может, это и есть критерий? Может, всего лишь надо освободиться от «Культа лишности»?

Сколько лишнего! Господи!
Сколько лишнего
в наших сумках, домах и душах –
второсортного, обезличенного –
не даёт дышать. Только душит...

И пройти через многое (слишком многое), и главную болезнь Иных – смертельное одиночество поэта, бездомность души и бездомность коченеющей мысли? И хотя для Иного нет иного пути, может просто надо уметь открывать свои «Простые формулы» и находить свои
«Колебательные контуры», впадать в детство, выдыхая упрямое и нездешнее:

Не колышет меня
мой прожиточный минимум денег.
Вдохновляет меня
мой прожиточный максимум чувств!

Можно задавать много ответов, можно отвечать многими вопросами по существу, в зависимости от того, что таковым считаем, но, может быть, лучше всего и проще всего обо всем этом сказала сама Татьяна Яровицына, вот хотя бы в этих строках:

К иным приходишь колодец рыть.
Копнёшь на штык – ну а там... Вселенная!
И ты – пришелец в ней.  До поры...

Мне уютно и хорошо во Вселенной Яровицыной. Этот мир Иного среди Иных очень близок мне. И, думаю, ещё для многих и многих пришельцев эта Вселенная «упрямой светлой силы» станет домом, родным домом.    

АНДРЕЙ ГРЯЗОВ


Ігор Рубцов    (25.05.2015 22:58)
Ти ба? От я і почув від розумної людини, що твої україномовні вірші сильніші. А пам'ятаєш, колись було навпаки? Ну то на мій хлопський розум, як каже Микола Вересень. Згоден, рівень пішов вгору за останні роки. Не знаю, як ти сприймеш мої слова: як комплімент чи нищівну критику більш ранніх творів? Маю залізне алібі: я тебе давно-давно люблю, з усіма твоїми недосконалими (найкраще завжди попереду)віршами.
Ответ:
Ну, друже, я вчуся... Найголовніше, що я більше не комплексую щодо української мови, а відтак, здатна розвиватися!

А як щиро, мене більш зачіпає за живе те, що мене любить твоя дружина, яка є нормальною, не заангажованою поезією людиною.

 Всего комментариев: 1