» Побачення наосліп
   - Сталінська премія

» Читачі радять
» Нові твори

» Слідами Натхнення
   • Острівець довіри
   • Поки є райдуга
   • Співзвучність
   • Ніжність
   • 25-ті кадри
   • Про життя з усмішкою
   • Навмисне не утнеш
   • Діалог із дитинством

» Лікоть до ліктя
» МОї ВЧИТЕЛI




 







      © Тетяна Яровицина, 2011
              © Татьяна Яровицына, 2011      



 » СЕРГІЙ ТЕРСІМОНОВ (1953-2012): "...и, обогрев себя, кого-то обогреть"

До Вашої уваги - вірші неперевершеного майстра слова, безмежно щедрої людини, батька п’ятьох дітей, донецького шахтаря Сергія Терсімонова. Досі перебуваю під враженням після прочитання його посмертної книги "САТИРА НА ПОЛМИРА". Гострі, влучні, сміливі афористичні рядки, поєднані зі стриманою чоловічою лірикою, глибоко запали мені в душу. Ця людина здатна смішити навіть із того світу.

 

*   *   *
На что уходит жизнь? На то, чтоб оглядеться,
и что-нибудь постичь, и что-нибудь суметь.
А мне всего важней свое осмыслить детство
и, обогрев себя, кого-то обогреть.
Мой замысел всегда сильнее исполненья,
но свыше выдан мне технический патент
всего лишь записать диктовку вдохновенья...
О господи, я твой послушный инструмент!

Сергей Терсимонов

 

ОБОРОНА СЕВАСТОПОЛЯ

Нельзя прикрыть парадной вывеской
Амбре общественной уборной:
Суть обороны героической -
В капитуляции позорной.

Не смыслю в генеральской карме я:
Пусть был резон спасать их шкуры,
Но сдать стотысячную армию -
А срам заглушат трубадуры?

Нужны патриотизму голому
Листочки фигового сада...
Так не пришло же немцам в голову
Воспеть окопы Сталинграда:

Извольте, фрицы - стричься, бриться ли...
Молчат, закованные в латы,
В музеях сумрачные рыцари,
Поскольку помнят результаты!

Сергей Терсимонов

 


БУНТ НА КОЛЕНЯХ С ВАРИАНТОМ

Да, жизнь пройти - не поле перейти,
Цветочки обрывая по пути,
Когда тебя никто не гонит в шею...
Давно блатные заняты места,
Нас давят от роддома до креста:
Давай-давай, работай за идею.

«Давай-давай, глагол бессмертный сей
(не жнешь - коси, вспахал - быстрее сей),
Давил нас повсеместно, самовластно.
Устали днём - проспали жизни треть,
На звёзды чтобы некогда смотреть.
А что такое НЕКОГДА - вам ясно?

Нет мига за день - глянуть на часы,
Отжать от пота мокрые трусы,
Заметить изнывающих от скуки,
Которые кричат «давай-давай!»
(они прошли «сквозь револьверный лай»
И все права теперь имеют, суки!)

Нам некогда ни в церковь, ни в кабак,
А их там как нерезаных собак -
Вот тут грешат, а тут спасают души...
Остановись, мгновенье на часок,

Пока я не доем свой «тормозок» -
Бог слышит всё, но SОS наш глуше, глуше...*

Вариант последних двух строк:

Покуда ленту не набью я впрок
И не начну дырявить ваши туши!

Сергей Терсимонов

 

*   *   *

Я ли вру, мне ли врут -
Мы участники лжи.
В каждом Цезаре - Брут,
Впрок он точит ножи.

Ставим точки все над:
Налицо суицид,
Раз поперся в сенат
До скончания ид.

Из-под тоги хрипя,
Не улыбку ль скрывал,
Обманул ли себя,
Если всех надувал?

Примитивный подлог -
Сократил ли он Путь?
Странно верить, что Бог
Даст себя обмануть.

Если врешь не за грош,
А в убыток себе -
Все равно это ложь,
Это сажа в трубе.

Пусть хоть сажа бела,
Будет тяга слабей -
Значит, меньше тепла,
Значит, меньше друзей...

Не участвуй во лжи,
А подсунулся брак -
Не стесняйся, скажи:
Дядя Петя - дурак!

Сергей Терсимонов

 

СВЯТОГОРСК

На страже православия
У новых у ворот
Он клёна раскудрявее,
Смешней, чем анекдот.
Глаза как две картечины
(казак - не штатский хмырь!):
- Брюкованные женщины,
Не лезьте в монастырь!
И слыша псалмопение
С высокого крыльца,
Он ловит одобрение
Брюховного лица.

Сергей Терсимонов

 

ГРАЖДАНСКИЙ ДОЛГ

Пошел я в лес сварить себе обед,
чтоб как-то не пронюхали соседи,
взял литр воды, а к ней пшена пакет,
да котелок из довоенной меди.

Валежника набрал, развел костер.
Вкусна дымком приправленная каша!
Вдруг за кустами заурчал мотор,
и Государство выкатилось наше.

Ни «здравствуйте» тебе, ни «хлеб да соль»,
а: «Документы на пшено и воду!
И где твой самопальный алкоголь?
Что, жрешь всухую? Не поверю сроду!

С тебя, теневика, хоть шерсти клок!»
И достает огромнейшую ложку.
- Да ты ж ее не всунешь в котелок!
- Не бойся, всуну! Вынь из каши мошку...

Вот антисанитарнейшая мразь! -
Клянет меня и мнимую простуду,
Но все же жрет, ругаясь и плюясь,
Пуская сопли в общую посуду.

Мне оставалось разве что смотреть...
Очистив котелок, оно спросило:
- Где слямзил стратегическую медь?
- Да с фронта он, не с вашего же тыла!
- Ну ты бы пулемет еще сберег!
Нет разрешенья - значит, конфискую.
Впредь чтобы на дрова платил налог
и больше не пытался жрать втихую!

Оно к машине понесло живот,
И тут во мне сработал тайный таймер:
Из-под куста достал я пулемет
И, в задницу прицеливаясь, замер.

Сергей Терсимонов

 

***
Чему-нибудь и как-нибудь
Я тоже в юности служил,
Четвертым человекам грудь
Мой взгляд восторженный сверлил.

Но по приказу старшины
Я щеткой чистил унитаз.
Да лишь бы не было войны -
На остальное я горазд.

Зубною щеткой... Ничего
Так старшина и не узнал,
Что щетка та была - его:
Ведь я вернул ее в пенал.

Прости, товарищ старшина,
Взаимной вежливости след.
Прости и ты, моя страна:
Ты развалилась, а я нет.

Сортиры чистить бы не мне -
То потолок твоих старшин...
В итоге - я не на коне,
А ты низвергнута с вершин.

Из высших целей вышел пшик:
«А осетрина-то с душком!»
Но мир открывшийся велик,
А я привык ходить пешком.

Быть может, юношам другим
С тобою больше повезет.
Но ты поешь все тот же гимн -
Опять дерьма круговорот.

Хочу я обойти весь мир,
Да не вернуться бы сюда...
А ностальгический сортир
Мне будет сниться иногда.

Сергей Терсимонов

 

 

ДОРОГА НИКУДА

Не розовы мечты, но цвета «грин»,
И пир души, привычно ставший оргией,
Я не прерву, кричи мне хоть: «Горим!»
Меня из Зурбагана не выдёргивай.

Ни чая твоего, ни пирога
Я не приемлю; ну, не будь занудою:
Тут Давенант по роже бьёт врага,
А ты бренчишь немытою посудою.

И знаю я, что дома денег нет!
Я ж цепью золотою не опутывал
Тебя, когда взошла ты на «Секрет» -
Лишь парусиной призрачной укутывал.

К чему ты возишь тряпкой по столу?
Ей не смахнуть мой мир, ещё блистающий,
Хоть и зажатый в кухонном углу...
Я тут не дочитал страничек ста ещё.

Ложись сама, постель пока согрей,
И я приду, расставшись с идеалами,
Прости, Ассоль, удел наш - цвета «грей»,
Но паруса-то вправду были алыми!

Сергей Терсимонов
 


*   *   *
Спит на стульях, придвинув к дитяти,
Им полутороспалка мала:
Ей всегда не хватало кровати,
Мне всегда не хватало стола.

Что ни книга - этаж, небоскребы
Как Манхэттен, заставили стол.
Я для них отрывал от утробы,
Даже мебели не приобрел.

Не предвидятся к лучшему сдвиги,
Но какая мне выпала честь:
У меня есть настольные книги,
И настульная женщина есть.

Сергей Терсимонов
 


* * *
Восьмого марта график подлый
Опять скомандовал: потей!
Жена, одна ты против кодлы
Раскрепостившихся детей.

Впервые солнце светит ярко,
А мне пахать - нашли осла!
Вернусь я поздно, без подарка,
А ты мне тортик испекла.

Твой торт любых тортов полезней,
И знаю сам, что говорю:
Да съем я все твои болезни,
И - веришь ли? - переварю!

Сергей Терсимонов

 


*   *   *

Ты моим мешаешь думам,
Отвлекла от дел,
Словно булочка с изюмом:
Так бы всю и съел.

Мне к тебе не сделать шага -
Мужняя жена,
Ты невидимою шпагой
Вооружена.

Заколдованные клады,
Тайны Калиты
Острием стального взгляда
Охраняешь ты.

Как ни голоден, однако,
Любопытен как -
Без таинственного знака
Лягу натощак.

И магического круга
Не переступлю:
Я не трус и не хапуга -
Я тебя люблю.

Сергей Терсимонов

 


*   *   *
Песчаник - не супесь,
А план - хоть завой.
Шахтёры, насупясь,
Уходят в забой.
В пыхтении злом
Респираторных рыл -
Смертельный излом
Нераскрывшихся крыл.
А после, под душем
Содрав черноту,
Дойти до подушек
Лелеют мечту.
В избитой спине -
Вазелинистый зуд,
И даже во сне
Не летают - ползут.

Сергей Терсимонов

 

НАСЛЕДСТВО

Домик дед оставил мне
Сильно обветшалый:
Хлопнул муху на стене,
А стена упала.
Всё разнёс я сгоряча,
Парень я здоровый,
Морда просит кирпича -
Всё отстрою снова.
Но кирпич теперь почём?
Как узнал я цены -
Сделал морду кирпичом
И из шлака - стены.

Сергей Терсимонов

 

МЕСТО И ВРЕМЯ

Место спланировать под туалет
в центре Москвы заказал мне эстет.
Ладно, солярки в бульдозер залей:
самое время сносить Мавзолей.

Сергей Терсимонов

 

*   *   *
Сказал премьер: мы все одна семья,
и с ним согласны все его друзья.
Все хорошо, но вот какая шкода:
семья семьей, да в ней не без народа.

Сергей Терсимонов

 


Нравится

 Всего комментариев: 0