» Побачення наосліп
   - Окно

» Читачі радять
» Нові твори

» Слідами Натхнення
   • Острівець довіри
   • Поки є райдуга
   • Співзвучність
   • Ніжність
   • 25-ті кадри
   • Про життя з усмішкою
   • Навмисне не утнеш
   • Діалог із дитинством

» ЛIКОТЬ ДО ЛIКТЯ
» Мої Вчителі




 







      © Тетяна Яровицина, 2011
              © Татьяна Яровицына, 2011      



 » ТАТЬЯНА ШЕИНА: "Особая..."
Отыскать это светлоголовое чудо - удивительную поэтессу из Беларуси Татьяну Шеину помог арт-фестиваль "Одна маленькая Свеча", на котором она выступала в роли члена жюри. Что сказать... Здорово, что встречаются такие поэты!






Выбор

Это не между романтиком-Васей с пятого этажа
И Серёгой – обладателем нового «мерса» чёрного…
Выбор – убить внутриутробно или рожать
Ребёнка с врождённым пороком (читай: почти обречённого).

Выбор – война, стена, пустые глаза
Мужа, матери и детей. Карканье фашистского ворона,
Который предлагает тебе указать,
Кому – единственному - из них отойти от свинца в сторону.

Выбор – изогнувшийся над пропастью «серпантин»,
Пешеход, застывший на тормозном пути без движения -
Когда остаться в живых может только один,
В зависимости от поворота руля и твоего решения.

Выбор – броситься ли безоружным на подлеца,
Спасая девчонку, что зря по городу ночью шастала.
Выбор – оперировать ли больного раком отца,
С высочайшими рисками и минимальными шансами.

Выбор – когда у входа в подвал души
Совесть включает навязчивый пожизненный зуммер -
Потому что, в чью бы пользу ты ни решил -
Ты всё равно вместе с кем-то из них уже умер.

Когда все твои «это пройдёт» и «никогда не сдавайся»
Одномоментно погребены под гранитной глыбой…

…Дай Бог тебе выбирать только между Серёгой и Васей –
И никогда не узнать, что такое Выбор.

© Татьяна Шеина


Надейся-жди


В тетради ворох мыслей собирай,
Трамбуй добро в рюкзак – и жди-надейся,
Когда в очередной вагонный рай
Тебя удочерят часов на десять,

Встряхнут, взбодрят, уймут душевный зуд,
Напоят разговорами и чаем,
Из осени казённой увезут,
В колёсном ритме ласково качая,

За сказочные тридевять земель
На сморщенной ладони верхней полки…
Надейся-жди – лежи, нашарив мель,
Больное горло рань о воздух колкий,

Царапая словами темноту
Тоннеля в сиротливое предзимье.
Переключай реальности – на ту,
Где дни ползут, как слизни по резине,

Где травы, и рябины, и заря,
И листья клёнов, яркие до фальши,
В холодной цветорубке октября
Становятся свинцово-серым фаршем…

Страницы первоснега отлистав,
Найди дожди -  укутайся и грейся.
…Надейся-жди – спасительный состав
Уже скрипит суставами по рельсам.

© Татьяна Шеина


Пасмурное

 
У осенней депрессии – гордый классический профиль,
У апатии – сотня дверей, но отсутствует выход!
В пятый раз спохватиться – забыла про утренний кофе! –
А дойдя наконец – обнаружить, что он уже выпит.
 
На хранилище памяти снова ржавеют засовы,
Шестерёнки иллюзий скрипят, как тележные оси…
В тёмных дебрях сознания жалобно ухают совы.
И стихи – не про демонов даже: про горечь и осень.
 
Все идеи стары, до безумия хочется новых:
Голова – как ночлежка для мыслей бродячих, бездомных…
Листопад за окном – смесь дубовых, вишнёвых, кленовых,
Листопад по квартире – блокнотных, тетрадных, альбомных…
 
Пероксид – на душевные раны: поднимется пена.
Дней накладывать швы и глотать анальгетики-книги.
Нелегко говорить о прошедшем: так хочется bene,
Но опять почему-то выходит как минимум – nihil… 1
 
   De mortuis aut bene, aut nihil (лат.) – о мёртвых либо хорошо, либо ничего.

© Татьяна Шеина
 
 
Брюнетка-осень
 
Солнце проснётся, молочную бледность тумана
Вмиг оживит золотистым рассветным румянцем.
Осень-брюнетка, мила и немного жеманна,
Снова порадует мир зажигательным танцем.
 
Дерзость в глазах, отливающих сталью озёрной,
Соком калиновым влажно блестящие губки…
Вздрогнет волос водопад фиолетово-чёрный,
Вихрем взметнутся цыганские пёстрые юбки.
 
Руки раскинет – и звоном ответят браслеты,
Хлынет мелодия птичьих оркестров из чащи:
Иволги скрипка рыдает, стучат кастаньеты,
Ритм каблучки отбивают – всё чаще и чаще…
 
Осень-брюнетка гадала ладоням кленовым –
Линия жизни на них истончается, тает…
Карты разбросаны: в луже – листочек бубновый,
В небе – крестовая масть улетающей стаи…
 
Скоро старуха-зима подкрадётся с кинжалом,
Мраморный склеп возведёт над кровавым багрянцем.
Осень-брюнетка, презрев бесполезную жалость,
Мир удивит безысходности бешеным танцем…

© Татьяна Шеина


Правде в глаза

Страсть товаром пылится на распродаже,
Позапрошлым помечена январём.
Мы почти перестали скучать - и даже
Крайне редко друг другу об этом врём,

Отключив сообщения о доставке
Сочинённых натужно, в неделю раз,
Писем  – тонны воды, а в сухом остатке
Только горстка казённых дежурных фраз.

Мы бросаем в корзину – за пачкой пачку –
Всё, чем раньше кормили костры в груди.
Утомлённая совесть впадает в спячку –
Не буди!


***
Независимость струйно пусти по вене – и
Повторяй себе мантрой: «судьбе видней».
При подсчёте стабильных без-меня-дней
Принимай, как погрешность, меня-мгновения.

Не цепляйся за память - давай отпустим нас
В новый мир, разделённый на мой и твой -
До черты, до крушения, до того,
Как искусство любви перейдёт в искусственность.

Ты хранишь экспонатом в своём январе меня -
Пенопластовым снегом из той зимы.
Но отныне глаголы со словом «мы»
Сочетаются только в прошедшем времени.

© Татьяна Шеина



А допишет финал Бог...

Ты финалам не верь,
нет,
Где «всю жизнь – как один
вздох»…
Жили счастливо сто
лет,
Словно сказку писал
Бог.

Но однажды пришёл
срок –
Жизнь утратила весь
вкус.
Отчуждение – злой
рок,
Охлаждение – бич
чувств.

Стал его утомлять
быт,
Стал его угнетать
дом:
Разве хочется там
быть,
Где любовь поросла
льдом,

Где жена в колесе
дней,
Вся в рубцах от проблем-
пут?
Он не стал говорить
с ней –
Он попроще избрал
путь:

Есть места, где всегда
ждут
Ласки, страсти и фри-
тайм.
Для чего увядать
тут,
Если можно цвести
там?

В общем, к лешему сто
лет –
Пусть былое сожрёт
ржа!
И смотрела она
вслед,
Боль стеклом в кулаке
сжав:

Он бы мог растопить
страсть,
Он бы сказку спасти
мог…
Предпочёл зачеркнуть –
враз.

…А допишет финал
Бог.

© Татьяна Шеина



Необходимость забывать


Ползу по минам строчек. Как, о чём
Писать? Рука в сомнении застыла…
Безвыходность маячит за плечом,
Сопит над ухом, тычется в затылок.

«Твой путь ко мне травой уже порос?» -
«Нет, он, как прежде, торней всех на свете!» -
Я не имею права на вопрос,
Ты не находишь силы не ответить.

Взрываются фантомные миры -
Любви-без-правил, Счастья-без-предела.
В реальном – пат: в игре – и вне игры…
О чём с тобою, чтобы не задело

Осколком боли – острой, разрывной?
(Их просто град, из каждого абзаца!)
«Ты не имеешь права быть со мной» –
«Я не имею силы отказаться…»

Слова-патроны. Нежная война.
«Скучаю!» - ранен. «Жизнь моя!» - убита.
…Забыть – необходимость. И она
Гнетёт сильнее страха быть забытой.

© Татьяна Шеина


Поэтическое, не ревнивое


Хватит вилять! Я мигом твой миф разрушу:
Каждое слово просчитано, не случайно.
Шкура поэта сшита душой наружу –
Если она, конечно, не «мэйд-ин-чайна».

Впрочем, твоя – не подделка, понятно сразу –
Так что давай, вспоминай о хорошей мине!
Только учти, что со мной не прокатит фраза
О многоликой лирической героине.

Я и сама заведую производством
Крупных любовных слонов из ничтожных мушек.
Твой стихо-стон не песней у нас зовётся:
Слишком уж честно он, знаешь ли, режет уши.

Слишком уж явно видится локон рыжий,
Глаз синева, родинки, губки, носик…
В доме поэта редко бывает крыша –
Да и к чему? Всё равно постоянно сносит.

Ну же, дружок, смелее веди к финалу,
Верностью жертвуй во имя служенья Музам!

…Кстати, о той, что в девятой строке стонала:
Ты обладаешь чертовски хорошим вкусом!

© Татьяна Шеина


Особая...

Замереть перед стартом дня, досчитать до ста,
Словно кролик в змеиный зев, в монитор глазея.
Знаешь, есть такая особая пустота:
Полуночных музеев, разрушенных Колизеев.

Даже стрелка минутная, странно напряжена,
Не желает скользить быстрее – и с ней не сладишь!
Знаешь, есть такая особая тишина:
Разорённых гнёзд, заросших бурьяном кладбищ.

Каждый день заключаю в кольцо, как древесный ствол.
Время – лекарь-убийца, этим и знаменито.
Знаешь, есть такое особое сверх-родство:
Близнецов сиамских, двух полюсов магнита.

Взять за шкирку себя, почувствовать, что слаба -
И приладить к лицу улыбку, и выйти в люди.
Знаешь, есть такое особое «не-судьба» -
Повесомей и поболезненней, чем «не любит».

© Татьяна Шеина




Недолирическое, не делирическое

Рвёшься в стихи героем? Не упрекай!
Кем пожелаешь быть на моём балу –
Маской какого плана, какого сорта:
Грей, Алладин, Гудвин, Ромео, Кай?
Каждый отдельно взятый – лубочен, глуп.
В целом – банально, пошло, до дыр затёрто.

Кем тебе стать – Лолитой, Ассоль, Лилит?
Как уместить, внеформатного, в рамки строк,
Втиснуть в костюмный образ простого кроя?
Как рассказать, насколько внутри болит,
Не перейдя заштампованного порог,
Если любовь здесь рифмуется только с кровью?

Кем ты придёшь - бессонницей до утра,
Ветром, сносящим всё на своём пути,
Или фонарным светом во мраке ночи?
Что тебе выстроить – хижину, замок, храм?
…Это истерика – нервы сдают, прости.
Всё обязательно сложится, если хочешь:

Я  обойдусь без банального «кровь-любовь»,
И напишу - гениальнейший из своих -
Стих: ни финала, ни фабулы, ни начала,
Только межстрочные. Чтобы сказал любой,
Даже совсем не знающий нас двоих:
«Ты ни о ком так искренне не молчала!»

© Татьяна Шеина


Кошачье

Пролежать бы до весны в анабиозе мне,
Чёрно-серо-белым дням теряя счёт –
Но приходит чудо цвета ранней осени,
Утыкается с мурлыканьем в плечо -

И прогнозы как-то сразу улучшаются:
Дождь покапал полчаса – да был таков.
И оборванные листья превращаются
В рой весёлых беззаботных мотыльков.

И деревья – обнажённые, не голые,
И у месяца – улыбка, не оскал.
Как раскормленные парковые голуби,
Разлетаются усталость и тоска.

Мягкой лапкою по сердцу - надпись: «Выживем!».
Помогая до весны сберечь её,
На коленях чудо спит – осенне-рыжее -
И мурлычет, как апрельский ручеёк.

© Татьяна Шеина


Стихам

 
Когда мой тесный мир трещит по швам –
Его латаю ниточками строчек…
Случайные мои! Спасибо вам
За право быть средь равных – а не прочих!
 
За то, что сдобрен образами быт
И рифмами взрывается молчанье,
Что слышно даже в топоте копыт
Трёхтактное анапеста звучанье…
 
За то, что, выходя из-под пера,
Вы светлым мыслям строите обитель –
Несъёмные носители добра
И грусти предосенней накопитель.
 
Мелодией, журчащей, как ручей,
Струитесь сквозь разомкнутые пальцы,
Ложитесь гладью солнечных лучей
На бытие, продетое сквозь пяльцы.
 
Эквиваленты кисти и холсту!
Пусть рвётся мир мой, призрачно-непрочный –
Поможет вновь заполнить пустоту
Затейливый узор из новых строчек.

© Татьяна Шеина
 
 
О поэтах и поэтессах

 
Как много «обезличенных» профессий!
Видать, обычай древний не забыт:
Мужик всегда участвует в процессе,
А женщина – налаживает быт.
 
«Омужествленны» – или же «бесполы»:
Маляр, ученый, повар, педагог,
Пилот, юрист, портной, директор школы –
Реестр неисчислимый, видит Бог!
 
А список «чисто женских» интересов –
По пальцам перечесть – ничтожно мал!
Но права называться Поэтессой
У нас ещё никто не отнимал!
 
Пусть жрицы феминизма служат мессу,
Боженственность швыряя на алтарь,
Вопя фальцетом: «Мы – не поэтессы!
Верните равноправие, как встарь!»
 
Поэты пусть участвуют в сраженьях
И по трибуне лупят башмаком
(Забыв, что мир приводится в движенье
Изящным острым дамским каблуком),
 
Пусть властвуют, дерутся на дуэли,
Крушат миры – и их же создают…
…А я пишу о солнечном апреле,
О том, как прихотлив порой уют,
 
Как аисты планируют над лесом,
Как с ветром в поле шепчется трава…
Я – женщина. А значит – поэтесса.
И тем – согласно классику – права.

© Татьяна Шеина

Другие стихи автора здесь:
http://www.stihi.ru/avtor/sicistanapaea

 

Нравится

 Всего комментариев: 0