» Побачення наосліп
   - Баллада о Президенте

» Читачі радять
» Нові твори

» Слідами Натхнення
   • Острівець довіри
   • Поки є райдуга
   • Співзвучність
   • Ніжність
   • 25-ті кадри
   • Про життя з усмішкою
   • Навмисне не утнеш
   • Діалог із дитинством

» ЛIКОТЬ ДО ЛIКТЯ
» Мої Вчителі




 







      © Тетяна Яровицина, 2011
              © Татьяна Яровицына, 2011      



 » НАТАЛИ РОСТОВА-ПАЛАДИЙ: "Плачут матери"

Случается так, что в человека влюбляешься заочно. То есть "застишно". Впервые я прочла подборку стихотворений мариупольского поэта Натали Ростовой-Паладий в 23 октября 2011 года. Темы её стихов (близкой мне по духу социальной лирики) и образы прочно засели в памяти, и стали узнаваемы. Сегодня, почти спустя три года, мы познакомились с Наташей лично. Более того, мы отзнаменовали своё знакомство походом в киевскую литстудию "Мрія", который таки не остался незамеченным! Нас приняли там очень тепло и радушно. Всё-таки как интересно жизнь подводит людей друг к другу! Для знакомства с Наташей мне нужно было сперва заехать в Харьков и Дружковку, познакомиться там с её друзьями, чтобы потом они нас познакомили в Киеве. 

 

Плачут матери

Ночи падают бумерангами –
Одиночества созерцатели.
Слышат только они и ангелы:
Где-то матери плачут. Матери.

Прижимают кресты нательные.
В тишине к небесам возводятся
Их молитвы и колыбельные,
Освященные Богородицей.

За пришедших и за отчаливших,
В помощь взрослым и в помощь маленьким –
Им всегда есть, о чем печалиться,
Им всегда есть, кого отмаливать.

В жизнь ведут поколенье новое
По дорогам многоступенчатым.
Ясно помнят и плач младенческий,
И агрессию подростковую.

Дожидаются днями длинными,
В предвкушении стелют скатерти.
Даже тем, кто уже с сединами.
Мать всегда остается матерью.

Мы навеки сыны и дочери
Материнской любви таинственной.
Но от нас, суетой проглоченных,
Каждый день ускользает истина.

Бутафорских даров искатели,
Упускаем из виду важное:
В этом мире живут однажды лишь
Наши полные света матери.

Мы порою проходим мимо них
В час, когда они в нас нуждаются.
Отдаляемся и не каемся,
И теряем невосполнимое…

Но на все им хватает мужества.
Мягкий свет в их глазах внимательных.
Только ночью проснитесь, вслушайтесь:
Где-то матери плачут. Матери…

© Натали Ростова-Паладий


 

Мишенька

Он на землю пришел недавно,
Он пришел за мечтою следом.
И сегодня он самый главный,
Хоть не знает еще об этом.
Он дыхание жизни новой,
Золотой звездопад апреля.
Он начало, где было слово,
Мироздание в колыбели.
Может, хитреньким купидоном
Он шептал с облаков упрямо:
«Пап, я будущий твой ребенок…
Познакомься скорее с мамой…»
И тогда состоялась встреча,
Свадьба, общие жизни тропы…
А заоблачный человечек
Наблюдал и в ладоши хлопал.
И хоть жил он средь звезд, как в храме,
И хоть в небе просторы шире,
Представлял он, как скажет маме,
Что она всех прекрасней в мире.
И настал ему час рождаться,
Из созвездий спуская трапы.
Завтра будет он улыбаться
На руках молодого папы…

© Натали Ростова-Паладий

 


Мой дедушка, у нас все хорошо…

Дмитрию Ефимовичу Чепуренко посвящается

Мой дедушка, у нас все хорошо.
Над нами свет и заповеди Божьи.
Но иногда, ты знаешь, очень сложно
Поверить в то, что ты от нас ушел.
Я думаю, какой ты у меня…
Такой хороший, добрый, молчаливый…
И где были тогда мои порывы?
Все суета, обыденность, возня…
Когда-то лет двенадцати буквально,
Болезненную радость утаив,
Стеснялась накопившиеся тайны
Я выплеснуть в объятия твои.
Молчала. Сторонилась, партизанка,
Тебя, родного... Грустно. Тяжело.
Забыла, как катал меня на санках…
Растаял снег. Все кануло. Ушло.
И если б мама с папой не расстались,
Когда мне было около пяти…
Ты за мечтанья, дедушка, прости,
Но как бы мы…на санках накатались!
Я, дедушка, не стану замерзать
От зябкой боли лет невозвратимых.
Мне жизнь дана, мне жизнь необходима,
Чтоб о тебе стихами рассказать.

Нет фото твоего в моем альбоме.
Всегда фотографировал ты сам.
Но манит меня к тихим чудесам
Твой уникальный деревянный домик.
Ты из его окошек мне свети.
Я этот свет почувствую, увижу.
Мне кажется, уйдя, ты стал мне ближе.
За парадоксы, дедушка, прости.
Не скрипнув дверью, ты сейчас вошел
И рядом постоял всего мгновенье.
А завтра я проснусь с теплом весенним.
Мой дедушка, у нас все хорошо.

© Натали Ростова-Паладий



Белая память

Памяти белой ангорки Снежи…

Никто не спорил с тем, что ты не ангел.
Я помню: тайну будущего пряча,
Смотрела на меня глазами Ванги
И подкупала нежностью кошачьей.
Я все и всем прощала почему-то,
И вдохновенье достигало пика,
Когда мне предлагала свою муфту
Уютная пушистая мурлыка.
Мы так с тобою часто засыпали,
Зарывшись в синеву родного пледа.
А по утрам, ты, что-то напевая,
По комнатам за мной бежала следом.
Был мрак, когда вчера ты уходила.
Глаза твои закрылись поздней ночью.
Тебя я отпускала через силу,
Ангорский разноглазый мой комочек.
И вот ты далеко. А я бумаге
Доверю все, что слышать ты хотела.
Никто не спорил с тем, что ты – не ангел.
Но память остается белой-белой…

© Натали Ростова-Паладий

 


В столовой

Пустая ложка на пустом подносе.
Приняв свою иссохшую судьбу,
Пошлет старушка хрупкая в толпу
Просящий взгляд. Но словом не попросит.

Подумает кассирша: «Странный гость».
И примется опять считать обеды.
Тарелки супа, хлеб, кефир, котлеты, -
И будут плыть подносы, словно сквозь

Немую старость, одинокий свет,
Что в ослабевшем сердце еле брезжит.
А в глубине души блеснет надежда
И вновь исчезнет в черных дырах бед.

Она привыкла понапрасну ждать
И чувствовать, как боль сосет желудок,
А все-таки надеется на чудо…
Без чуда разве можно выживать?

Быть может, раз в неделю или два
Приблизится к ней кто-то сердобольный.
Тогда всем телом задрожав невольно,
Она уронит тихие слова.

«Да чем же вы мне можете помочь?» -
Мольба и стыд, надежда и досада –
«Здесь, миленькие, дорого, не надо…» -
Но благодарно примет постный борщ.

А вечером от горя и тоски
Она поплачет над церковной свечкой.
Не мы ли ищем теплое местечко
В стране, где голодают старики?..

Пустая ложка на пустом подносе.
В глазах старушки – выцветшая осень.

© Натали Ростова-Паладий

 


Вечный огонь

У памятника людно в День Победы.
Весенний город флагами пестрит.
Все к вечному огню несут букеты.
Огонь традиционно не горит.
На каменной стене слова святые
Потомками зачитаны до дыр.
Исчезли буквы, стерлись запятые…
Но смысл понятен: «Берегите мир!».
Да, много утекло воды с годами,
Окрепла равнодушия броня.
И высится, как попранная память,
Наш памятник без вечного огня.
На орденах под песни искры пляшут
И радуются праздничному дню.
Из боя не вернулось столько наших –
На это место. К вечному огню.
Повышенный процент патриотизма
Усилит старых нот победный ритм.
Прости, освобожденная отчизна,
За тот огонь, который не горит.

© Натали Ростова-Паладий



Война доставалась мальчикам…

Война доставалась мальчикам…
Они не играли в «танчики»,
Не брали «Сармат» в киосках.
У них, у советских мальчиков,
Когда-то все было просто.

Бежали к девчонкам с розами,
Работали до упаду,
Под крик комсомольских лозунгов
Отчизне служили свято.

Война их имен не слушала.
Смертельный настой был крепким.
Война собирала души их,
Крушила их судьбы в щепки…

Под пулями и над безднами,
На сотни кусков раскроен,
Шел с волей своей железною
Безусый советский воин.

Сто раз воскресал под знаменем
«За Родину! За свободу!»,
Чтоб после навеки каменным
Застыть под небесным сводом.

Казалось, не все потеряно.
И в эти пороховые
Все женщины мира верили,
Что мальчики их живые…

Но плакали одуванчики,
Могильными став венками.
Война доставалась мальчикам.
А нам достается…память.

© Натали Ростова-Паладий



«Волчата»

Ожоги на душах. Ухмылки на лицах.
Надежды огонь отгорел.
Жизнь знают с изнанки. Что им небылицы
О счастье, любви и добре?..

Стремящихся к свету никто не заметил.
Что стоило сбиться с пути?
По взглядам – «волчата», по возрасту – дети.
Их в сказку никто не пустил.

С младенческих лет в поединке с судьбою.
Не знают, кто друг, а кто враг.
В наследство лишь грязь, нищета и побои…
Спасите! Им нужен вожак!

Безумного времени злобные чада.
А многим чуть больше семи.
И мало кто знает, как сильно «волчата»
Порою хотят стать людьми.

© Натали Ростова-Паладий

 

«Искренность»

Посвящено ОО «Искренность» - организации, помогающей обездоленным детям и старикам, а также всем неравнодушным людям Мариуполя

Стирались жизни, не успев остыть.
Их мрак выуживал.
И пеплом отгоревшей красоты
Жгло равнодушие.

Святое порастало ковылем.
Его залапали.
Гнались за властью, славой и рублем,
А детство плакало…

Решались судьбы быстро, на бегу –
Единым списочком.
И каждый рассуждал: «Что я могу –
Один на тысячу?..»

Спешили пенсий скудные пайки
Удачней высчитать.
Тихонько уходили старики
Навеки нищими.

Среди пустой бессмысленной возни
Себя не видели.
Пугали страшным словом «отказник»,
Теперь обыденным.

В сердцах, закрытых, словно по свистку,
Был кризис высечен.
Ведь каждый рассуждал: «Что я могу –
Один на тысячу?..»

Но был и свет – среди людей простых:
Весна над стужею.
И оставалось проложить мосты
Неравнодушия.

И кто-то твердо шел сквозь едкий дым
Путем немыслимым.
Из пепла отгоревшей красоты
Рождалась «Искренность».

© Натали Ростова-Паладий

 

Контраст

Ветер разыгрался не на шутку,
Словно с городом сводил он счеты.
Был час-пик. Привычная маршрутка,
Как всегда, везла людей с работы.
Молодые крепкие мужчины,
Выглядели бледно и устало.
День был трудным, длинным, как резина,
Да и мест сидячих не хватало.
У окна с прической супер-стильной
Села кареглазая кокетка.
Весь маршрут мурлыкала в мобильный,
И по сторонам смотрела редко.
Разговорчивый и непослушный,
На сиденье ерзал чей-то мальчик.
Между тем, в салон вошла старушка.
Маленькая, Божий одуванчик…
Описать мне трудно без эмоций.
Грусть и восхищение закатом
Щуплое горбатое созданье
С добрым и небесно-чистым взглядом.
Только поглощенные рутиной,
От забот уставшие ужасно,
Молодые крепкие мужчины
На нее взглянули безучастно.
Подниматься не было охоты.
И они устало наблюдали,
Как она на частых поворотах
Держится за поручни едва ли.
В целом, было ровным и стабильным
Общее в маршрутке настроенье.
Девушка мурлыкала в мобильный,
Чей-то мальчик ерзал на сиденье.
Лишь одна кондуктор не стерпела,
- Было ей тоскливо на работе –
Может, потому и прошипела:
«Бабушка! Не стойте на проходе».
В небе все мрачней сгущались тучи,
Ветер, словно затаил обиду.
Необычный вспомнился мне случай.
Было это в доме инвалидов.
В зале, где и взрослые, и дети
Вызывают искреннюю жалость,
Девушка, ступеньку не заметив,
На больных ногах не удержалась.
И известно было только Богу,
Как рвалась душа ее на части.
Вдруг высокий парень на подмогу
Бросился к сестренке по несчастью.
Он забыл, как тело все немеет
От движений резких и нагрузок,
Что он сам с трудом ходить умеет,
И что мир возможностей так узок…
Он забыл, что от поступков смелых
Может угодить в больницу снова.
Он не ощущал больного тела,
У него душа была здорова.
И контрасты видя, поневоле,
Часто остаюсь в недоуменье:
Кто же из людей страшнее болен?
Кто из них в итоге полноценней?
Благо, есть у нас единый Лекарь.
И уж он не выпустит из виду
Инвалида с сердцем Человека
И людей с сердцами инвалидов.

© Натали Ростова-Паладий


 

Новые «мобилки»

Повезло Маринке, Ленке, Кольке, Стасу –
Новые «мобилки» у ребят из класса.
Обсуждают цены, кнопки изучают,
А на переменах музыку качают.
Я стою в сторонке в положеньи глупом.
Двоечнице Тоньке скоро слайдер купят.
Димке будет стильный телефон с зарплаты,
У меня ж мобильный – на́́ смех всем ребятам.
И стою в тени я. Так и постарею
Без полифонии, с маленьким дисплеем.
«Panasonic» старый засмеет вся школа.
У тихони Клары даже «Motorola»…

Так шагают гордо от садов до вузов
С инфракрасным портом, с USB, с «блютузом».
Интересы у́же стали в наше время.
Раз мобильник хуже – значит, ты «не в теме».
И от дома к дому разговоры ходят:
«Мама, купи новый! Мой уже не в моде!».
Что же делать милым, добрым и хорошим,
Если нет «мобилок»… да и мам нет тоже?
Вы не потакайте телефонной страсти.
И отныне знайте: не в «мобилках» счастье!
А грустить не нужно. Стоит быть умнее
Тех, кто мерит дружбу шириной дисплея.

© Натали Ростова-Паладий


 

О сильных детях

14-летней Кристине – социальной сироте

Горький опыт тебя настиг.
Ведь от матери против воли
Натерпелась ты столько боли,
Если сможешь, ее прости…

Есть крушители. Есть творцы.
Ты на верной сейчас дороге.
Но болят до сих пор ожоги,
А в душе навсегда рубцы.

Мы поддержим тебя во всем.
А о матери помни свято.
Хоть предательски виновата,
Пусть прощенье ее спасет…

Приближается праздник мам.
А на сердце тяжелый камень.
Ты б хотела прижаться к маме,
Но у мамы в глазах туман.

Громких праздников канитель, –
Но тебе не нужны подарки.
Все случилось восьмого марта.
И с тех пор это черный день.

Не вернешься уже домой,
Где скосила тебя случайность:
Отчим, ругань, кипящий чайник…
А тебе шел годок седьмой.

Что ж священным не дорожим?
Нам за будущее бороться!
Наши дети живут в сиротстве
Рядом с теми, кто дал им жизнь!..

Ты сильней испытаний всех, -
Озаренная всепрощеньем.
Твоя мать в сорок пять – растенье.
Ты в четырнадцать – Человек.

© Натали Ростова-Паладий


 

Отстрел

В память о Дике

Стреляют. Пули хлещут по проблеме
И пробивают мягкую мишень.
Застыло настороженное время
На заостренных кончиках ушей.
Без пищи, без хозяина, без крова
Обречены скитаться и дичать –
Они бегут. А дух парализован.
И на врага уже не зарычать.
Они напряжены и бессловесны.
Кто падает, кто жалобно скулит.
Но убегать от смерти бесполезно.
Ничто собачьи жизни не продлит.
Под грохот угрожающих отверстий
Они ложатся, чтобы не вставать.
Сегодня их погладят…против шерсти.
И больше не придется выживать.
Душа бы на столетья постарела
И в ужасе спустилась бы во мрак
При виде беспощадного отстрела
Бегущих обезумевших собак.
Но тем, кто попадал хоть раз в осаду
Безумных глаз, оскаленных зубов
Поверить в благородную пощаду
При всем великодушии слабо.
И каждому, в ком нервы задрожали,
Кто в споре жалость бросил на весы,
Они бы в ярких красках рассказали,
На что способны уличные псы.
Быть может, пострадал ваш друг лохматый.
Но пусть оберегает Вас судьба
От жгучего стекла собачьих взглядов.
От ярости, которая слепа.
Одни хвостом доверчиво виляют,
Другие в этом мире – как сорняк.
Проблема есть. И вновь в нее стреляют.
Не ведая, что в мыслях у дворняг.

© Натали Ростова-Паладий

 


Снег

Снег выпал внезапно. Пока город спал.
Снег выпал впервые за зи́му.
И утром, когда под лучами сверкал,
Казался он непобедимым.
Ребят были толпы. Хотелось в тот день
И взрослым побыть малышами.
Стоял в стороне лишь один из детей.
Он был неподвижен, как камень.
Смеясь, налетев на него невпопад,
Возможно, никто и не спросит:
С чего это первому снегу не рад
Мальчишка, которому восемь?
А может быть, кто-то подарит тепло,
И он, неподдельно заплакав,
Вдруг выдаст все то, что внутри его жгло:
«Под снегом бутылки искать тяжело!.. –
Пустые…бутылки…для папы…».
Он слезы стыдливо утрет рукавом,
И праздник покажется тенью.
Пустые бутылки нужны для того,
Чтоб были на полные деньги!
Порой человек убежден до седин,
Что в судьбах несчастных не властен.
Счастливых десятки! И что там один,
Отчаянно ищущий счастья?..
Порой оседает в сердцах наших снег.
Он что-то в нас давит и душит.
И прячет опущенный занавес век
Во взглядах остывшие души.

Снег выпал внезапно. Когда город спал.
Знаменье в нем доброе было.
Снег падал и падал. А мальчик мечтал,
Чтоб солнце его растопило…

© Натали Ростова-Паладий


 

Уступите место

Уступите место девушке с ребенком,
Маленькой старушке, дедушке в очках…
Мы куда-то скачем в суматошной гонке.
Только не хватает главного скачка.

Уступите место. Это очень нужно.
К Вам еще вернется Ваша доброта.
Уступите место – просто потому что,
Просто чтоб другие поступали так.

Уступите место. Пусть светлеют лица,
Сами посудите: коль не Вы, то кто?
Просто потому что Вы – мужчина, рыцарь!
А она – красивый солнечный цветок…

Уступите место. Это ведь не больно.
Канет безразличье в темное «вчера», -
Просто потому что Вы – обычный школьник,
Твердо убежденный в истинах добра.

Уступите место просто по привычке,
Просто потому что Вы – не манекен.
Если Вы – девчонка в платьице, с косичкой
Или бизнес-леди в строгом пиджаке.

Не стыдитесь чести, даже если тесно
И от неудобства ноги затекли.
Если Вы живете, уступая место,
Значит, место в жизни Вы свое нашли.

© Натали Ростова-Паладий

 

Другие произведения автора здесь:
http://www.stihi.ru/avtor/rostova1

 


Нравится

 Всего комментариев: 0