» Побачення наосліп
   - Тётя, которая знает секреты

» Читачі радять
» Нові твори

» Слідами Натхнення
   • Острівець довіри
   • Поки є райдуга
   • Співзвучність
   • Ніжність
   • 25-ті кадри
   • Про життя з усмішкою
   • Навмисне не утнеш
   • Діалог із дитинством

» ЛIКОТЬ ДО ЛIКТЯ
» Мої Вчителі




 







      © Тетяна Яровицина, 2011
              © Татьяна Яровицына, 2011      



 » ЛЕСЯ ТЫШКОВСКАЯ: "Мы начали с самой высокой ступени"
Пару лет назад наткнулась на интернет- публикацию Леси Тышковской под названием "С видом на восток". Помню, как меня поразила и заинтриговала глубина, ёмкость и лаконичность строк автора (имеющего, кстати, славянские корни, проживающего ныне во Франции). Сделала закладку с целью не потерять из виду. И вот, совсем недавно мне посчастливилось соприкоснуться с творчеством этой очаровательной женщины, посетившей наш родной город. Произошло это в июле сего года в Гриновской Гостиной - уютном месте Киева, где с завидным постоянством собираются творческие люди. И сразу же возникло непреодолимое желание поделиться своей находкой с Вами. 

А ещё я поняла, что киевляне всегда остаются киевлянами!


КИЕВУ

Этот город…
Разве может оставить его в одночасье
тот, кто в ласковый воздух вмурован, почти-заключенный?
Даже если Золотые ворота разберут на запчасти
и шансон вездесущий заглушит колокольные звоны.

Ты стоишь у ворот, сознавая, что это – прощанье.
Чуть откроется утро и вздрогнет вздремнувший засов,
Ты шагнешь за черту, но лишенной родных очертаний,
под накопленной памятью упадешь через пару шагов.

Сколько обморок длится, насколько отказ исцеляет?
Ветер выдует землю, а солнце иссушит тоску.
И с душой похудевшей, за каждую ветку цепляясь,
Побредешь по дороге, а может, тебя понесут…

Чтоб не видеть пути,
за которым – всегда безвозвратность.
Лучше сразу: открываешь глаза – и чужая земля.
Лучше пыльные сны, чем усталость…
А впрочем, не надо…
Ты еще в этом городе. Разве можно…
А разве нельзя?

© Леся Тышковская


* * *

Оставь воспоминанье у истока,
когда оно дышало настоящим.
Останься нерастраченным Востоком,
чей взгляд невозмутим и ненавязчив.

Не нужно поспевать за бурной мыслью —
достаточно строки, пускай — абзаца.
Попробуй посмотреть на мир без призмы.
Попробуй просто быть, а не казаться.

А если ты опять сбежишь на Запад,
в культ времени попав, как в кофемолку,
забудь, как получалось тихой сапой
из стога сена извлекать иголку.

И если попадешь в ловушку ритма,
используй все доступные личины,
на сцену жизни поднимаясь примой,
сходя с подмостков только для Мужчины.

© Леся Тышковская



* * *



И я проходила по вашим мостам.
И я находила, что шаткие смыслы
подобны смотрящим в упор небесам —
без тени восторга и пут укоризны.

И я говорила о времени вспять,
о времени, дальше которого — бегство.
А вы продолжали опять и опять
мосты разводить, разрушая соседство.

И я замечала, что белым ночам
приходится вдруг становиться седыми.
Но мне не случалось судьбу уличать
за то, что давая, попутно отнимет.

И я понимала по вашим следам,
по лицам музеев, театров, отелей,
что, если найду, непременно отдам,
пока вы мосты развести не успели.

© Леся Тышковская



* * *

Мы начали с самой высокой ступени —
и небо смеялось, касаясь нас взглядом.
И мир не гордился ни светом, ни тенью,
а стало быть, не было рая и ада.

И опыт не вырос в преграду для веры —
в нем не было окостеневшего знанья.
И в каждой частице жила своя мера,
лишенная тяжести вос-поминанья.

Но мы опускались, делясь на сравненья,
цепляясь за призраки, как за перила,
Меняя на цели азарт откровений,
пока наша цельность на смыслы делилась.

И с каждой ступенькой рос опыт изгнанья,
и чувства — свою вертикаль обретая,
А плоть зарастала ростками познанья.
И в каждом уже шелестело:
— Нагая!

© Леся Тышковская



* * *

Мне снилось неуменье расставаться
и отраженья прошлых персонажей.
Мне было приблизительно семнадцать
И мама говорила:
— Жизнь подскажет,

зачем, когда и с кем проститься стоит.
Мне было больно подбирать советы,
как музыку, когда рояль расстроен,
Но привлекает черным силуэтом.

И мама предлагала:
— Купим платья —
и новой жизнь покажется на время.
Но только нужно вовремя отдать их —
пусть для убогих станут поощреньем.

А главное — избавься от любимых,
тех, без кого не можешь жизнь представить,
Кем ты болела больше, чем ангиной,
кто в кровь вошел сладчайшей из отрав. Не

волнуйся: им по вкусу трагедийность.
Они воспоминания напишут.
И обрядятся в новую бытийность:
Нас бросили! — по городу афиши.

Возможен и сюжет примерной пары —
вцепившихся в свое единство нервно.
Но это строчка из чужих кошмаров.
Я расстаюсь.
И мама будет первой.

© Леся Тышковская


* * *

Когда я отрекалась от тебя,
стоял октябрь и время пахло Прустом.
Ты в дом входил, доспехами звеня,
смущая миф о хрупкости искусства.

Я шила саван для своих надежд,
снимая мерки с птичек полумертвых,
прервав свой траур на словах: "Отрежь
кусок на скатерть, грусть закусим тортом!"

Ты поменяешь латы на халат,
не снизойдя до тапочек покорных.
Я вычеркну из перечня утрат весь вечер,
с пустотой контракт расторгнув.

Мы перестанем воду лить в вино
и разбавлять года людьми чужими,
и говорить, что счастье не дано
нам, чью любовь упорством заслужили

те, у кого мы навсегда в долгу,
те, кто в любви замкнулся на заботе…
Бог с ними. Я тебя у них возьму,
торжественно клянясь в твоей свободе.

И сдамся в плен по первому звонку,
антракт не затянув смущенным тоном,
и пропитаюсь мантрами люблю,
бросаясь в каждом вздохе в омут ома,

когда не отрываясь от лица,
замечу, в невозможное не веря,
как воин превратился в мудреца,
который обернулся диким зверем.

Не опьянев ни капли от вина,
из кубков губ, с забытыми словами,
мы будем пить стремительные да
и тантру проповедовать телами.

© Леся Тышковская



ВИДЕНИЕ

Меня лепило солнце
глиняными руками
по образу и подобию моему.
А Бог был насмешливым наблюдателем,
позволяющим казаться
каждый раз новой.
Меня подхватывал
Владыка ветра,
а тело неподвижничало,
подражая каменным изваяниям,
превращаясь с годами в идола.


© Леся Тышковская


* * *

Заметив совершенство,
думаю о нем.

Пожелав совершенства,
молюсь о нем.

Приближаясь к совершенству,
ухожу все дальше.

© Леся Тышковская



* * *


Великое совершенство похоже на изъян...
Великое мастерство похоже на неумение...
Слова истины похожи на свою противоположность.
                                       Лао-цзы


Мудрость -
легкая как бабочка,
приснившаяся Чжуан-Чжоу.

Легкость -
легкомысленная, как бабочка,
летящая на огонь.

Легкомыслие -
мудрец, не протянувший руки,
чтобы остановить ее.

© Леся Тышковская



ДОЖДЛИВЫЕ ХАЙКУ



1


Пора отъезда -
как в непроветренной комнате воздух,
как в дождливый день забытый зонтик,
как при встрече - посторонние мысли.


2

Как небо, переполненное дождем,
изливаю тебя стихами.
Сколько чернил утекло - сколько осталось клякс.


3

Насколько мы одиноки,
знает дождь,
собранные по каплям.


4

Когда не было домов - и только дворцы...
Когда не было водителей - и только всадники...
Когда не было нас - и только надежды...

© Леся Тышковская


Нравится

 Всего комментариев: 0