» Побачення наосліп
   - Ти чому зажурилася, мамо? (українською)

» Читачі радять
» Нові твори

» Слідами Натхнення
   • Острівець довіри
   • Поки є райдуга
   • Співзвучність
   • Ніжність
   • 25-ті кадри
   • Про життя з усмішкою
   • Навмисне не утнеш
   • Діалог із дитинством

» ЛIКОТЬ ДО ЛIКТЯ
» Мої Вчителі




 







      © Тетяна Яровицина, 2011
              © Татьяна Яровицына, 2011      



 » КУЗЯ ПРУТКОВА "Друзья, не стоит умирать! Живите!"
Имя этого киевского автора первым попало в мой "белый список", как только я очутилась на интернет-просторах сайта "Клуб Поэзии", а мудрая, интеллек-туальная, эмоциональная, весёлая, глубокая и разноплановая поэзия Кузи Прутковой стала для меня своего рода примером. Её поэзия, в какой форме бы ни была представлена, всегда побуждает читателя к размышлениям... Прошло немало времени, я "подросла" в технике стихосложения, манере подачи произведений, а пример мой всё так же мне дорог. В реальном общении эта изящная женщина внушает не меньшее уважение, чем в её творчество "виртуале". Изредка удаётся видеться, прислушиваться, тянуться... Её совместная с сестрой Шурой книга "Размышления над песочницей" - одна из моих любимых.

 

 

 

 


Друзья, не стоит умирать! Живите!

Знакомо  людям  и  зверью
Безумье  юных:
Порвать  нелепо  жизнь  свою,
Как  в  гневе  струны.

Бормочет  что-то:  «откажись!»
А  ты  не  понял:
Твоя  недожитая  жизнь  –
Дрожит  в  ладонях.

Твои  непрожитые  дни
В  сосуде  тела:
Всё  то,  во  что  ещё  не  вник,
Чего  не  сделал.

Так  нас  испытывает  жизнь,
Ведя  вдоль  края:
Достоин  –  значит,  докажи!
Не  поддавайся!

Предупреждает  естество:
Блажь,  заморочка!
…Но  вдруг  диктует  выбор  твой
Чужая  строчка?

Властитель  бойкого  пера,
Творец  мистерий
Возможно,  сам  с  собой  играл  –
А  ты  поверил!

Ты  возродишься,  может  быть,
Кипящёй  магмой,
А  кто  останется  любить  
Отца  и  маму?  

Извечно  будет  ложный  свет  
Дразнить  мальчишек…
Во  все  века.  Но  ты,  поэт,  -
Зачем  ты  пишешь?

Тебе,  возможно,  невдомёк
В  твоей  гордыне:
Ты,  как  болотный  огонёк,
Манишь  к  трясине!

Сплетаешь  дивны  словеса  –
Яд  на  оружье.
А  вспомни  тех,  кого  спасал,
Кого  –  не  сдюжил.  

Своих  фантазий  миражи
Беспечно  славишь…
Как  удивительно:  ты  жив
С  душою  навьей.

Бывает  изредка,  что  боль
Сильнее  воли.
Не  осуждаю.  «Бог  с  тобой!»-
Шепну  крамольно.

И  всё  же  в  горестные  дни,
Мой  друг,  не  ойкай!
Встряхнись,  очнись,  прорвись  сквозь  них  –
И  станешь  стойким!

Да,  есть  живые  мертвецы:
Самозабвенно
Живут  мечтой  про  суицид,
Про  кровь  из  вены.

Глазёнки  тусклые  полны
Застывшим  ядом…
А  впрочем,  не  хочу  о  них.
Оно  мне  надо?!

Покуда  не  пришла  пора,
Мы  –  дышим,  видим,
Друзья,  не  стоит  умирать!
Живите!

© Кузя Пруткова

 

Исследование мусора

Что  сметает  дворник  по  утрам,
Шаркая  метёлкой  спозаранку?
Свежий  снег,  следы  сапог  и  санок,
Искры  хрусталя  и  серебра;
Звездопада  острые  осколки,
Рваный  дождик  новогодней  ёлки  -
Крохи  обветшалого  добра…
Мотылёчки-фантики  конфеток,
Гильза  обгорелая  ракеты  -
Пестрый  новогодний  антураж...

Что  сметает  дворник  по  утрам?
Одинокой  варежки  нелепость,
Крошево  растоптанного  хлеба
И  талон  в  счастливых  номерах;
Конфетти  дворовой  тощей  вишни,
Что  цветёт  в  бессолнечном  затишье,
И  скорлупки  краски  старых  рам;
Мокрый  вздох  истрёпанных  кулёчков
(с  ними  в  небе  всю  лихую  ночку
Развлекались  юные  ветра).

Что  сметает  дворник  по  утрам?
Мерседесов  и  «копеек»  копоть,
Бормотанье  пьяных,  нежный  шёпот
И  в  придачу  –  боль,  любовь  и  страх,
И,  конечно,  пепел  и  окурки,
Вялые  банановые  шкурки,
Суету  предвыборных  программ…
Карнавальный  блеск  опавших  листьев:
Жёлтых,  алых,  бурых,  серебристых  –
Пазлы  многоцветного  двора.

Что  сметает  дворник  по  утрам?
Весь  в  грязи  златой  фамильный  перстень
(Что  ж  –  судьба!),  лузгу,  обрывки  шерсти  –
Эпилог  ночных  кошачьих  драм…
Может  быть,  надежд  бесплодных  ворох?
В  нашем  доме  –  двОрничка,  не  дворник.
Молода,  и  движется  легко…
Убежит  домой,  покуда  чисто…
И  опять  –  снега,  и  снова  –  листья,
Пыль  веков  и  мусор  лепестков.
 
© Кузя Пруткова


 

Мир-труд-май!

Ворчала  бабушка  всегда
На  праздник  мая:
"Сегодня,  детка,  День  труда  –
А  все  гуляют!"

Поправив бантики-флажки
Внучат нарядных,
Картошку сыпала в мешки
и шла на грядки.

Родная,  погляди  с  небес  –
Наверно,  сможешь?
Такой  денёк  сегодня  –  весь
Улыбка  божья!

Какие  краски,  посмотри!
Под  солнцем  ярким
На  тучах  радуга  горит
Цветастой  аркой,

И  чуть  подвыпивший  народ
В  улыбке  мая,
Весельем полон, огород
вовсю  копает!

...Пытались власти отменить
Благую дату,
Но стал горой за эти дни
Народ поддатый:

"Вы что - совсем там без ума,
Дурные рожи?!
Народу нужен Первомай -
Сажать картошку!"

И власть признала - верь-не верь -
Свою оплошку,
И новый праздник есть теперь -
Копать картошку!*

* День Независимости Украины - 24 августа.

© Кузя Пруткова

 

Читая Маштейна...

Пламя вечных огней… Им – гореть - не сгорать.
Малый отблеск минувших пожаров.
В этот памятный день, уважаемый враг,
Я опять обращусь к мемуарам.

Вы писали по-честному: Гитлер не прав,
Посулив покорённым хоть что-то.
Ни к чему гуманизм, и война – не игра,
Немцы – да! Горе прочим народам!

Недоумки усердно мусолят сейчас,
Кто чем лучше был: Гитлер ли, Сталин…
Вы ошиблись тогда, как, случалось, не раз
И до вас мудрецы ошибались.

Наши деды умели с врагом воевать!
Слава им! Не рабы, не вассалы!
На родимую землю – бесспорны права,
И оплачены кровью немалой.

Боевой генерал! Вы – отнюдь не дурак
(так – дурак не воюет, не пишет…).
Нам бы вместе понять: кто же истинный враг,
Цвет народов в огне истребивший.

И пока на него не укажем, увы,
Он ведь снова (о, как это страшно!)
Безнаказанно может народы стравить,
Разделив на своих и не наших.

© Кузя Пруткова

 

Лента Мёбиуса. Украина.

-  Мама,  почему  ты  мне  сделала  национальный  костюм:  вышиванку  и  венок?  я  же  -  русская?
-  Да,  мы  с  тобой  -  русские,  доченька,  но  это  наряд  твоей  земли  /из  моего  детства/

Чёрный  дым  раскинул  рукава.  
Что  краснеет  -  кровь  или  калина?
Это  вам  -  не  Питер,  не  Москва.  
Русь?  Союз?  Россия?  Украина?

Уголь  жгли.  Пасли  коров  и  коз.
Жили  ремеслом  и  урожаем.
Всё  как  есть  пускает  под  откос
эта  власть  -  нежданная,  чужая.

От  неё  наивно  ждать  добра,
под  угрозой  -  вера,  речь,  обычай.
Брат,  поднявший  меч  -  уже  не  брат,
Это  -  враг,  пришедший  за  добычей.

Ну  так  закипай,  народный    гнев!
От  беды  не  прячутся  мужчины!
Отстоим  своё  -  в  крови,  в  огне.
Это  -  Украина!

...Ах,  читатель!  Чтоб  меня  понять,
Должен  ты  перевести  на  мову  
речь  беды,  насилья  и  огня,
а  потом  -  вернуть  на  русский  снова.

Вновь  змеёй  свернулась  полоса.
Старый  страх  опять  вцепился  в  спину,
и  опять  -  за  Русь,  за  веру,  за...
А  слабо  -  понять  по-украински?

Для  чего  тащили  в  лагеря,
Край  отцовский  превращая  в  зону,
Чтоб  теперь  по-русски  (!)  повторять
Львова  и  Тернополя  резоны?

При  Союзе  были  мы  детьми.
Верили.  Не  слишком  разбирались.
Но  скажите  нынче:  "русский  мир"  -
чем  он  лучше  "Deutschland  über  alles"?

Против  немцев  лили  кровь  не  зря.
а  в  тридцать  девятом,  против  Польши?
Были  тут  и  там  концлагеря.
Может  быть,  в  Сибири  даже  больше.

Героизм  -  а  может  быть,  вина?
Разберётесь,  враг  или  мессия:
там,  тогда  -  СС  "Галичина",
тут,  теперь  -  наёмники  России?

Старый  страх  вражду  разбередил,
распахнул  ворота  преисподней.
То,  что  ты  когда-то  осудил  -  
вправе  ли  оправдывать  сегодня?

Общей  болью  множится  вражда,
и  теперь  спрошу  другого  брата:
а  тебе  не  горько  осуждать
то,  что  ты  оправдывал  когда-то?

Кровь  за  кровь  -  и  кровь  рекой  течёт,
не  за  ум  берёмся,  а  за  вилы.  
Лента  Мёбиуса...  нечет-чёт...
Месть  копает  сразу  две  могилы.

Лента  Мёбиуса...  жёсткий  жгут  
ловит  тех,  кому  отчизна  -  принцип.
Можно  ли  иначе?  Я  могу.
Дочка  русских.  Мама  украинца.

Україно,  я  зросла  в  тобі,
як  дитя  росте  під  серцем  мами.
Ми  з  тобою  спинимо  двобій
між  твоїми  доцями  й  синами.

Щоб  сконала  розбрату  змія,
щось  нове  і  праведне  насієм.
 
...Не  моя  страна.  Но  -  боль  моя:  
край  отцовский.  Родина.  Россия.

© Кузя Пруткова

 

Сто четыре года назад

Пришвартовались  корабли
К  началу  бурного  столетья.
На  стыке  неба  и  земли  
Цветёт  тропическое  лето,
Сел  попугай  на  мокрый  трос,
Моллюски  обживают  днище…
А  в  трюме  –  молится  матрос
И  может  быть  –  ответы  слышит.
Котлы  –  и  в  Африке  котлы,
И  даже  жарче  –  не  намного.
А  он  твердит:  «Господь,  услышь!»,
Об  избавленье  молит  Бога.
Он  просит:  «Отче,  помоги!
Неужто  впрямь  кому-то  нужно
Чтоб  в  Порт-Артуре  флот  погиб
Во  славу  русского  оружья?»
Как  странно:  ведь  ещё  живёшь,
Способен  видеть,  слышать,  трогать…
А  что  ты  можешь?  –  ничего.
Молитва.  Вера.  Безнадёга.
Такая  яркая  земля!
Такое  небо  с  облаками!
«О  сын  мой!  Русским  кораблям  
Я  дам  прославленную  память.
Не  много  мира  на  земле,
Дымы  сражений    -  грозной  тучей…
-  А  впрочем  –  что  тебя  жалеть?  
Не  мыт,  наукам  не  обучен…
Не  на  шелках,  поди,  зачат:
В  угарной  баньке  за  сараем.
Погибнешь  –  экая  печаль!
Ведь  бабы  новых  нарожают!
Не  люди  –  фишки  для  игры.
Цена  им  –  грош»
«Великий  Боже!
Ведь  это  –  дьявол  говорит!
Ты  так,  господь,  сказать  не  можешь!
Но  объясни  мне:  для  чего?»
«Ты  не  поймёшь,  несчастный  сын  мой,
Зачем.  Земной  отрезок  твой  –  
Всего  лишь  только  до  Цусимы.
Зачем?
Тебе,  в  твои  года,
Не  суждены  жена  и  дети.
Но  кто-то  твой  вопрос  задаст.
И  кто-то,  может  быть,  ответит.
И  не  с  оружием  в  руках,
Не  оскверняя  сердце  ложью…»

Ответит.  Я  не  знаю  –  как.
Но  верю:  всё-таки  -  по-божьи!

© Кузя Пруткова


Философия отчаянья

А  нам  твердят:  святое  дело  –  имидж.
О  да,  я  в  курсе:  женщины  должны…
А  губы  торопливо  шепчут  имя
В  оправе  слов  «спаси  и  сохрани».

Да  пусть  обноски  секонд-хенда,  Отче!
Не  мне  жрецы  маркетинга  кричат.
…Сотрудница  оплакивает  дочку,
Забыв  про  перепуганных  внучат.

Стоит  толпа  в  печали  и  испуге:
Не  возвратиться  в  твердь  «позавчера»
Вращеньем  равнодушной  центрифуги
Отброшены  на  самый-самый  край…

Поникли  плечи  и  глаза  потухли,
Ступням  усталым  трудно  ковылять,
И  старенькие  стоптанные  туфли
Облизывает  мокрая  земля.

Мы  привыкаем.  Бедствия  встречаем,
Как  буйство  моря  –  старый  волнолом.
Но  вот  опять  –  мужчины  умирают,
А  дети  их  –  не  встали  на  крыло.

Осиротелым  бабушкам  и  мамам
Не  возместить  оборванной  весны:
Ещё  всерьёз  никто  не  принимает,
Уже  –  должны,  должны,  должны,  должны…

И  снова,  и  опять  иду  за  гробом,
Как  по  крутой  заснеженной  тропе…
И  снова  вижу  –  стоптанную  обувь…
О  мой  читатель!  Что  сказать  тебе?

Заплакать?  Нет!  Я  лучше  онемею,
Как  обомшелый  осквернённый  ДОТ.
Ведь  сытый  –  всё  равно  не  разумеет,
Пусть  даже  лицемерно  снизойдёт.

И  пропасть  между  нами  -  по  одёжке  -
Разделит  на  хороших  и  плохих.
Я  погружаюсь  в  эту  безнадёжность:
Зачем  –  растить  детей,  писать  стихи?!

От  горьких  мыслей  просто  сносит  башню.
Я  -  мошка,  муха  в  вязкости  смолы…
«Ну  что  твой  имидж?  –  говорит  племяшка.
-  Езжай  на  рынок  и  купи  «стилы».

Действительно.  Хрусталь  –  оставим  феям.
Привыкнем  жить,  храня  и  хороня…
Хлеб  на  стакане  –  вряд  ли  зачерствеет:
Вороны  подберут  для  воронят.

© Кузя Пруткова
 

Про мелки для разного возраста


МЕЛОК-ПЕРВОКЛАШКА

Привет! Я – красивый и белый,
Из очень хорошего мела.
Меня из подсобки завхоз
В картонной коробке принёс.
Сначала писал я примеры
В уверенных пальцах Валеры.
Всё правильно! Можно стереть!
…Но стал я короче на треть.

Потом я достался Танюше –
Но ей оказался не нужен:
Она меня тёрла, крошила –
И снова назад положила.
Какая задача, однако!
Антон постоял -  и заплакал…
Не стал победителем Витя…
Сергея к доске позовите!
Серёжа писал и стирал…
Решил! Наконец-то! Ура!

Осталась меня – половина.
К доске подбежала Марина,
Квадрат начертила умело…
Ну как бы учились без мела!
Устал я… В разводах доска…
Не долго уже – до звонка.

Запишем задание на дом…
Ой, Машенька, хватит, не надо!
Меня ведь осталось – чуть-чуть,
Я тоже на волю хочу!

И я оказался у Мани
В уютном и тёплом кармане.
Теперь – только завтра уроки!
Мы будем чертить у дороги
Для классиков ровные клетки,
Потом на перилах беседки
Напишем «Алёша + Майя
Равняется»… дальше – не знаю:
Ведь я же – не школьник, а мел!
…И всё-таки – сколько сумел!

МЕЛкий хулиган

Я – азартный и весёлый,
Здравствуй, осень! Здравствуй, школа!
Мне экзамен не сдавать,
Мне уроки – трын-трава!

А зато на переменке
Рисовал чертей на стенке:
Больше, больше.. ну и рать!
Ха! - не мне же их стирать!

Побелил Наташе книгу,
По Виталику попрыгал
И потёрся о штаны
(А Витальке – хоть бы хны).

Хнычет Лена, злится Маня…
Я, конечно, без вниманья:
Ну, насеял им в глаза
Пыль и крошки – что, нельзя?

Полетал чуток по классу:
У Ильи – синяк под глазом,
У Марины – лоб в мелу.
Ха! – не мне стоять в углу!..

А какое наслажденье
Стулу выбелить сиденье:
Сел, запачкался Илья…
Не заметил… Ай да я!

Погоди, пусти, Илюша!
Не топчи! Постой! Послушай!
Я исправлюсь! Буду лу…
Пыль и крошки на полу.

ПохМЕЛье

Како… В чём дело? Кто дежурный?!
(пивка б сейчас – на опохмел…
Поубивал бы этих дурней!)
Что – «здрасьте»? Где, скажите, мел?!

(Ох, сушит…) Поднимайся, Снегов!
Ты что – внезапно охромел?
Сходи… Да не сходи,  а сбегай!
Чтоб через миг принёс мне мел!

(Глотнуть бы… кисло, горько, тошно...
Ну, в общем, полный беспредел.
А до звонка…) Да сколько можно?!
Где Вася?! В шахте колет мел?!

Всё, доигрались, обормоты!
Пишите: (пухнет голова…)
Число. Контрольная работа.
А Ваське, как вернётся – два!

© Кузя Пруткова

 

Було

Не просто так, і не до дати,
не лити гас у чвари злі –
та, врешті, мушу й я додати
хоч дещицю логічних слів.

Нехай брехун або фанатик
волає щось не до ладу,
ми необхідно маєм знати
про ту біду.

Свекров старенька що не вечір
вела рахунок тим хатам,
де молоді, старі, малеча
«отам всі вимерли... і там...».

Іще живі донині свідки
і не забуті імена,
то звідки ж брехні й досі, звідки?
...А може, хтось іще не зна?

У думах, сповнених печалі,
про жах голодної пори
мої бабусі теж мовчали
і відучились говорить,

бо зайве слово, тихий шепіт –
і вже немає вороття,
і лиш птахи ридають в небі
про покалічене життя.

А хто за тих сльозину зронить,
що цілим родом у землі?
Не той же, хто стояв в кордонах,
усе робив, що вождь велів.

Було не важко нацькувати
голодну молодь на селян,
бо що їй – ті похмурі хати,
і люди ті, і та земля?

Палких ідей зухвалі діти
життям не важили й своїм,
аби усьому нести світу
якісь примарені раї.

А вже коли дорослий розум
в минуле гостро зазирнув,
мовчали. Хто – через погрози,
а хто – не пережив війну.

Чи признавався батько сину
у повоєнні вже роки,
що бив нагайкою по спинах
за колоски?

Хіба сини хотіли знати,
було там щось чи не було,
бо може, винні батько й мати,
що десь там вимерло село?

Та це – минуле. А сьогодні?
Промови замість німоти.
На перехрестях – дуже модні –
порозчепірились хрести,

в столиці – калиновий килим,
в річницю музика луна...
А злих часів страшні могили –
у полинах.

Та як би не складалась доля,
жива історія, жива!
Ми – діти пам’яті і болю
тих, хто вмирав і хто вбивав.

Аби нащадки мали силу,
часи минаючи лихі,
щоб знали все й не допустили
нових жахів.

Хай навіть вождь, який захоче
вказати хибний шлях юрбі –
відкриймо всі, відкриймо очі
хоча б собі.

© Кузя Пруткова

 

Маминi лiси


Найліпший натюрморт в уяві мами:
Боровики у кошичку з лози.
Моя матуся виросла з лісами.
Вона сама садила ті ліси!

Немає тих, кого чекали вдома –
Заховані в землі чужих країн...
Відновлювали сироти і вдови
Своє життя на хаосі руїн.

І повставали хати і заводи...
Хто народився під гарматний рев,
Вже розбирали літери... А згодом
Дійшла, нарешті, черга до дерев.

На лишаях фашистської навали,
На згарищах, на білім пустирі
Жінки корчі на дрова корчували,
І щось мале садили школярі.

Попідростали крихітки-сосонки,
За рядом ряд – зелені їжачки,
А ось тепер – вони такі високі,
Стрункі, смолисті стовбури-свічки!

Синіють в улоговинах чорниці,
Піщані дюни бавить сон-трава...
Хто приїздить сюди на електричці,
І справді вірить: пуща вікова.

На карті – незначна зелена пляма:
Те королівство сосен і осик...
Моя матуся виросла з лісами.
ЇЇ онуки їздять в ці ліси.

© Кузя Пруткова

Все произведения автора здесь:
http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=111534


Нравится

 Всего комментариев: 0