» Побачення наосліп
   - Людям про дельфінів (українською)

» Читачі радять
» Нові твори

» Слідами Натхнення
   • Острівець довіри
   • Поки є райдуга
   • Співзвучність
   • Ніжність
   • 25-ті кадри
   • Про життя з усмішкою
   • Навмисне не утнеш
   • Діалог із дитинством

» ЛIКОТЬ ДО ЛIКТЯ
» Мої Вчителі




 







      © Тетяна Яровицина, 2011
              © Татьяна Яровицына, 2011      



 » ИЛЬЯ БОХНО "Переливание души"

      Я в "хорошем шоке" от этого поэта. Знакомство с Ильёй Бохно произошло на сайте "Стихи. РУ".  Тонкая есенинская лирика родного края обогащена уникальной бохновской иронией и мудрой житейской философией. Я могу гордиться тем, что у меня есть целых четыре сборника его стихов: "Родник", "Вечерние зори", "Листопад" и "Второе дыхание"!!! И та даль, где он сейчас проживает, не стала препятствием для этого подарка. Его книги я читаю с карандашом наготове - отмечаю любимые фразы, прохожу повышение квалификации в части владения Словом.
      А еще я могу похвастать личным с ним знакомством, а также тем, что мне дарованы сборник избранных произведений "На стыке неба и земли" и его крайний сборник "Отголоски тишины"!!! Удивительная была встреча! Такие встречи, если случаются, то запоминаются на всю жизнь...
 
 

Ночное чтение стихов

Какая музыка стиха!
И слов — дозированы квоты...
И, настороженно тиха,
Казалось, полночь ждёт кого-то.
И он развенчивает тьму
Слияньем разума и чувства —
И покоряешься ему:
Не человеку, а искусству.
В ночной мистической глуши
Стерильна процедура эта:
Переливание души
От неизвестного поэта.

© Илья Бохно

 

Жаль

Застряла в памяти занозою строка
И всё пищит совёнком неуклюжим -
И не найти в тумане островка,
Где зов её востребован и нужен.

А в воздухе мелодия звенит,
Насыщенность звучания меняя,
То увлекает высотой в зенит,
То квантами тяжёлыми роняет.

И мне никак не слить, не совместить
Свободу звука и границы слова -
И сыплются песочком из горсти
Модели форм на кирпичи основы.

А ночь, на удивление, тиха
И синевою манит поднебесье -
И жаль, что вдохновением стиха
Не вспыхнет не родившаяся песня.

© Илья Бохно

 

Поверь...

О, сколько есть причин роптать
На всё прижизненное сразу!..
На то, что перестал шептать
Решения остывший разум…
На невнимание друзей,
На ураганы, на цунами…
На то, что не на той стезе
Толкутся правящие нами…

Всё это так, да только есть
Другая сторона медали:
Вокруг и красоты – не счесть,
А мы прошли – не увидали.

Сиянье снега под луной
Сменяют голубые грозы…
И дождик медленный грибной,
И лепет ласковый берёзы…
И ночь, ромашково бела,
И соловьиный певчий вечер,
Когда над улицей села
Горят каштановые свечи…

Поверь, поставив на весы
Свои труды, поступки, годы,
Что ты не самый худший сын
Великой матушки-Природы

Свеча, чадящая уже,
Возобновит своё мерцанье:
Всегда спокоен и блажен
Мудрец, не спорящий с глупцами.

© Илья Бохно

 

ДЕТИ ВОЙНЫ

Нам было по десять-двенадцать…
Ожившие дети войны,
мы жаждали делом заняться
и были во все влюблены.

В любую шальную погоду
везде выживать мы могли
Приемные дети природы,
мы свято ее берегли.

Имея свои интересы,
но помня былую беду,
из речки, болота и леса
Тащили любую еду.

Умели мы ладить и драться,
Весёлый и дерзкий народ…
Нам было по десять-двенадцать…
А миру - всего только год.

© Илья Бохно

 

Освобождение

Опять мы грудимся в ночи
В июльском поле под кустами,
А шлях терзают тягачи
И танки с чёрными крестами.
Под боком колется бурьян,
Луна ползёт зелёным крабом,
Взлетают тучи комарья
Под зависающие САБы...
Под гул огромного шмеля
Взметнулись огненные гривы —
И глухо охнула земля
От тяжких бомбовых разрывов.
Впервые страх меня объял:
Не продохнуть, застряло что-то...
А брат вопит: - Илья, Илья,
да это ж наши... самолёты!
К рассвету кончилась война,
Ушла, найдя другие цели.
давила уши тишина,
И только жаворонки пели.
И с братом мы бежим... бежим
По развороченному гребню,
По полю недоспелой ржи
В полусожжённую деревню,
А там свои, а не враги...
И, подав лейтенанту кружку,
Слезами моет сапоги
Худая древняя старушка.
А он, послушно приняв крест
И убирая в стремя ногу:
- Спешу, мамаша, мы — разъезд, —
И тронул шпорой вороного.

© Илья Бохно

 

 

Возрождение

В эти тихие ночи
Были сладкими сны:
Был восторг полномочий
Невоенной весны.

И на утренней зорьке
У размытого рва
Пробивалась на взгорке
Молодая трава.

Рыхлый снег водоточил
да на речке — шуга...
даже стрёкот сорочий
Никого не пугал.

Пела песни погода
Окончанью зимы —
Вместе с вешней природой
Оживали и мы.

Как небесная просинь,
Разливался покой...
Я прожил много вёсен,
Но не помню такой.

Привкус старости - горький,
Только память права:
Прорастает на взгорке
Трава мурава.

© Илья Бохно


Матери

Я не помню тебя, не знаю.
Слово «мама» неведомо мне,
Как легенда, как сказка лесная,
Как загадочный мир в вышине.

Говорят, ты была красива,
И лицом, словно алый восток,
Как царевна корону, носила
Шаленовый узорный платок.

Говорят, (ну не стану же врать я!)
Что в деревне за три версты
Враждовали родные братья —
И в мужья выбирала ты.

Что свою не увидев осень,
(даже лето — такие дела!)
И в неполные двадцать восемь
Ты уже пятерых родила.

Но я помню: нас только трое,
И лежим мы на тёплой печи,
А за окнами ветер воет
И метелица плачет в ночи.

А на утро в соседней хате,
(Мы о том вспоминали не раз)
Усадив на чужие полати,
Хлебом с мёдом кормили нас.

А на улице снег и солнце...
И так тихо во всём селе...
И так много людей в горнице,
Только мама.., лежит... на столе.

Нет теперь ни сестры, ни брата:
Оба рано ушли за тобой.
Только боль непомерной утраты,
Только памяти горький прибой.

Только мне остаётся, родная,
Пересечь роковую межу...
Я не помню тебя, не знаю,
Но душою к тебе прихожу.

© Илья Бохно

 

Стадо

Пылит нагретая дорога:
Табун размеренно бредёт.
Его красавец круторогий
Самоуверенно ведёт.
Его рога на лбу кудрявом
Страшней тевтонского меча.
Его начальственное право
В бугристых мышцах силача.
Верша обыденное действо,
Он на тирана не похож:
Его послушное семейство
Всему обучено. И всё ж
Владеть — задача не простая,
И потому за разом раз
Вечерний воздух сотрясает
Его могучий гневный бас —
И всё с дороги отступает,
Собачьи вольности не в счёт,
А стадо медленно течёт...
Над ним закат багрово тает.

© Илья Бохно

 

Прощание с Полесьем

Поезд упруго бежит:
Краткий закончился срок —
Путь мой далёко лежит
Снова на юго-восток.
Как этот путь завершить? —
С каждой весною трудней
Веткой оторванной жить
От материнских корней.
В сердце прощальная стынь.
Мерно колёса стучат.
В окна небесная синь
Смотрит глазами внучат.
Взгляд оторвать не могу
От панорамы лесной...
Мимо берёзки бегут,
Будто прощаясь со мной.

© Илья Бохно


*   *   *
Я еду... еду зимней ночью,
Скрипят полозья подо мной,
И понимаю-то не очень,
Зачем, откуда? — но домой!
Охапка сена — чин по чину,
Возница сед и величав.
И пахнет пряною овчиной
Тулуп отцовский на плечах.
дороге ни конца, ни края,
Слегка метёт, слегка пуржит,
И, будто санками играя,
Кобылка резвая бежит.
Неотразимая картина:
И в синеве белым-бело...
И вот за крупом лошадиным
Огнями светится село.
Из снега проступают хаты
Зрачками жёлтыми окон...
И тут будильник, трижды клятый,
Нахально прерывает сон!

© Илья Бохно


Свет печали

Ох, не зря полнеба затопила
И поля гречишные не зря
Золотистым мёдом окропила
Молодая ясная заря.
Ох, не зря скворцовые рулады
Сеют тихой грусти семена:
Мне душою прислониться надо
К тем далёким юным временам,
К той земле простой и безгреховной,
Что меня по юности вела,
Что моей наставницей духовной
И моей кормилицей была.
Утекли в былое эти лета,
Как исходит талая вода...
Слишком быстро кружится планета,
Слишком суетливы города.
Но не зря берёза возле хаты
Надевает серьги столько лет
И не зря в душе моей когда-то
Пламенел черёмуховый цвет.
Ни в конце дороги, ни в начале,
Что бы этот путь ни означал,
Не бывает счастья без печали,
Но бывает светлою печаль.

© Илья Бохно


Не забыть

Я от птиц перелётных отстал —
И теперь к горизонтам Полесья
За верстою стремится верста
Самолётной стрелой поднебесья.
Ох, давно я, давно не бывал
И, клонясь до земли виновато,
Обветшалый порог целовал
Покосившейся дедовой хаты.
А светилась она чистотой
И казалась просторней и выше,
И осталась теперь сиротой,
Только аист клекочет на крыше.
Не забыть мне её, не забыть,
Как не вырвать из сердца занозу,
Как нельзя не искать, не любить
дивный свет предосенней берёзы.

© Илья Бохно

 

Жеребёнок

Летит он радостной кометой,
И рыжий хвост его кипит -
И лугом стелется планета
Под перебор его копыт.
Неудержимь1Й тонконогий,
На лбу отметина-медаль.
Его зовут куда-то боги —
И он развенчивает даль.
Природа на вершине лета —
И тут, попробуй, удержись!
На гребне ясного рассвета
Играет молодая жизнь.

© Илья Бохно


Глухая ночь

Та ночь от сырости дрожала,
Тревожных шорохов полна.
Краюхой белого лежала
На синей скатерти луна.
Края неровны и лохматы —
Хозяин резал впопыхах.
Внизу нахохленные хаты
Теснились в мокрых лопухах.
Куда-то звёзды подевались —
Картина мрачна и пуста
Как будто с купола сорвались,
Упали каплями с куста.
А влажный воздух, как подушка,
Глушил и звуки и слова.
И только где-то на опушке
Тревожно гукала сова.
И всё застыло в ожиданье,
Когда наступит перелом
От неизбежного свиданья
С рассветом, солнцем и теплом.

© Илья Бохно

 

Межсезонье

Исходит летняя жара
дождинок потными трудами
И предосенняя пора
Течёт медовыми плодами
Ещё редки отары туч,
Струятся нити паутины
И ласковый весёлый луч
Рисует пёстрые картины.
И лишь обильный листопад
Рекою, устремлённо к устью,
Сливает в неспокойный лад
Мотивы благости и грусти.
Печалься пой или пляши,
Уж как твоя натура просит,
А осень что-то из души
На крыльях аиста уносит.

© Илья Бохно


Капли вечности

Горит полночная свеча
В окладе скатерти старинной —
И в сердце тихая печаль
Течёт слезами стеарина.
Трепещет нежный огонёк
От незаметных дуновений,
Как ненамеренный намёк
О недискретности мгновений.
Не зря мы говорим «сей час»,
Секунды миг не замечая,
Хотя она... она как раз
Отсчёт прошедшего венчает.
Мы ценим вечности паи...
Мгновения как будто сами
Текут... и капают в Аид
Свечньими жаркими слезами.

© Илья Бохно

 

Звёздный вечер

Вот и солнце устало дневать,
Унеся золотые следы,
Обнимает меня синева,
Как прохлада озёрной воды.
Я оставлю мечту на потом
С неба звёздные вишни таскать:
Месяц выгнулся рыжим котом,
Приглашая его приласкать.
Пусть меня извинят небеса,
Только, право, осмелюсь ли я
Перелистывать звёзд голоса,
Не дослушав распев соловья.

© Илья Бохно

 

*  *  *
                 Люсе

Ютятся будни —
бывает всяко
Легко и нудно,
с перекосяком.
Не гаснет вера,
как свет в окошке,
Но нету зверя
страшнее кошки.
Всегда на шее
проблем избыток,
Но нет пошлее
сюрпризов быта.
Когда серчаем
проблемы мнимыI,
Но мы мельчаем
согласно с ними:
И дождь — не жёлтый,
и снег — не синий...
Всё к чёрту, к чёрту—
невыносимо!
Судьба не нежит,
беда приходит —
И мы, всё те же,
другие вроде.
Боль разум гложет
и сердце лижет,
А мы - всё твёрже,
тесней и ближе.
Рука вернее
и чувства строже —
И нет роднее,
и нет дороже.

© Илья Бохно

 

Не говори...
               
                 Люсе

Не говори мне о потере,
о красоте не говори
для нас любовь откроет двери
Вечерней ласковой зари.
Не говори о том, что было,
Что майским ландышем цвело,
О том, как ты меня любила,
О дивной роще за селом.
Не говори, что чувства тают
Они испытаны уже —
Та искра нежности святая
Свечою теплится в душе.
Сиянье внутреннего света
Не растворяется в ночи —
Не надо говорить об этом,
давай, обнявшись, помолчим.

© Илья Бохно

 


Не уходи

                       Люсе

Не уходи, побудь ещё,
Ведь мы не всё ещё сказали.
Уже гуляет сквознячок
И в нашем опустевшем зале.
Какою волею судеб,
В каком смятенье биоритмов,
Как в неизведанную степь
Упав дождём метеоритным,
Ушли родные и друзья
Так неожиданно и рано,
Из сердца радости изъяв,
Оставив там рубцы да раны.
Угасла горечь первых слёз,
Но тишина совою стонет.
Ты посмотри, как мало звёзд
На нашем южном небосклоне.
Пошли подальше ад и рай,
Чего б тебе ни обещали,
С судьбою в прятки поиграй,
Не оставляй меня печали!

© Илья Бохно

 


 ***
                       Люсе

Иней... иней —
скоро осень минет.
Иней... иней —
первородный лёд.
И моя рябина в сизой паутине,
Гроздья нараспашку
и листва вразлёт.
На рассвете иней жемчугом истает
И омоет утро буйная роса.
Предвечерье года календарь листает
Грустью увяданья поздняя краса.
Одинокий ворон
кружит в небе синем —
Терпеливый сторож
этих кратких дней,
И твои печали, твой осенний иней
Мне теперь дороже,
Мне тебя укрыть бы
ближе и родней.
от дождя и снега,
Отвести дорогу от опасных круч,
Стать твоей надеждой,
Утренней зарёю,
альфой и омегой,
солнцем среди туч.

 


 ***
                      Люсе

Мне не пишет никто, не приходит,
Телефон мой давно не звонит,
Только думы бессмысленно бродят
В тесном трюме духовной брони.
Ты ушла, не простившись со мною,
На свиданье к святому Петру —
И теперь моё соло земное,
Словно лист на осеннем ветру.
В лабиринте нещадной разлуки
Схоронился жестокий подвох:
То ли в мире погашены звуки,
То ли я от печали оглох.
Только полночь призывно кричала,
Как упавший на землю птенец,
Будто лодке моей у причала
Обрубили швартовый конец.

© Илья Бохно

 

Цена потери

Нет ни судеб, ни болей общих
На этом тягостном пиру,
И смерть — проблема не усопших,
А остающихся в миру.
О, эти дни и эти почки,
Когда в отрыве от всего
В глухой духовной одиночке
Себя теряешь самого!
И вот, когда дышать уж нечем
И солнце вымоет зарю,
Опять несу цветы и свечи —
И тихо с небом говорю.
А среди холмиков осевших —
Скрещенье лезвий ножевых...
Не для досрочно отгоревших,
А для души ещё живых.

© Илья Бохно

 


*  *  *

Я потерялся в мире:
Где Мне найти приют?
Где, на каком пунктире
Ангелы запоют?

Где мне поставят свечи?
Где разожгут камин
И, освящая Вечным,
Скажут своё «Аминь»?

Впрочем, везде свои квоты
И от Суббот до суббот
Сколько у них работы,
Сколько своих забот!

И среди звёздного проса,
в колокол неба звоня,
Не зададутся вопросом
И не заметят меня.

Я на Судьбу не серчаю,
Пряча обиду в горсти,
Всех я за всё прощаю.
Впрочем, уже простил.

© Илья Бохно

 

На обочине

Отпылали вечерние зори
С перехлёстами юных страстей,
Где невинною лаской во взоре
Распиналась душа на кресте.
Отцвели молодые рассветы,
Словно ландыши в майском лесу.
Отзвенело стремительно лето:
Всё-то некогда, всё недосуг.
Заглушила багряная осень
Спелых яблок густой аромат
И развесила влажные косы
На изношенный серый халат.
А теперь вот глухие потёмки
Бестелесной духовной брони,
Будто путник меня из котомки
На обочину дня обронил.

© Илья Бохно


*  *  *

Звездопадной свечой отгорела
И Любовь, и опора моя
И Судьбы ядовитые стрелы
Мне на лоскуты душу кроят.
Угасает мелодия жизни,
За глухими туманами — снег...
Ах, зазноба-весна, покажись мне
И порадуй хотя бы во сне.
Я в духовной барахтаюсь луже,
В равнодушия вежливой лжи.
дайте ж руку, кому ещё нужен,
Вы же видите: я ещё ЖИВ!
Только будни без цели и смысла,
Как иссохшее русло реки.
Надломилось моё коромысло —
И тащить мне его не с руки.

© Илья Бохно


***
Душа заиндевела, как трава,
Окислилась позеленевшей медью.
Желания — сгоревшие дрова:
Ни одного полена под поветью.
Свободна от амбиций и страстей,
Темпа и холодна моя берлога,
А новости сорока на хвосте
Приносит к интернетному порогу.
О будущем не очень-то пекусь,
А прошлое во снах переживаю,
Часы стучат секундами — и пусть,
Пока скрипит лошадка гужевая.
Дай, Боже, только видеть мне вокруг
Счастливые и радостные лица —
И счастлив буду я как старый друг
И опытом, и лаской поделиться.

© Илья Бохно


***

Мои стихи всегда печальны
В тумане лирики густом,
Но я восторжен изначально,
Печаль является потом,
Когда смыкаются пунктиры
Людских судеб — межа в межу, —
Когда из чувственного мира
Я в мир реалий прихожу.

© Илья Бохно

 

 

Не верьте

Не верьте мне, что лето кончилось,
Что птицы больше не поют.
Простите мне мою уклончивость
И неуверенность мою.
Не верьте мне, что травы скошены
И что закончены жнива:
Ещё душа не опустошена,
Ещё мелодия жива.
Не верьте мне, что сизым инеем
Легли осенние утра:
Надеждой дышит небо синее
Над листопадами утрат.
Не верьте мне, что заметелены
Снегами торные пути:
К тому, что молодо и зелено
Отрадно памятью прийти.
Но если чувства стали скальными,
Я недоверие пойму.
Не отражению зеркальному —
Поверьте сердцу своему.

© Илья Бохно

 

Сюрпризы любви

Добро и зло обычно рядом,
И не стоит на них печать.
да и лекарства — тоже яды,
И их непросто различать.
О, тема вечная любви!
Она всегда и всюду в моде
Здесь всё исхожено... Увы,
И с нею то же происходит.
Явился ангел во плоти —
Твои мечты стремятся к звёздам —
И вслед за ними в рай лети
Или беги, пока не поздно.
И, если в божьей простоте
Ты выбрал рай, а не свободу,
Не оказаться б среди тех,
Кто и в реке не ищет броду.
И ты, любимый и любя,
Уже сидишь в защитной клетке —
И сдуют вольности с тебя,
Как пыль с любимой статуэтки.
О. ты обласкан, даже чтим!
(И Боже упаси, обидеть!)
Но ты обязан быть таким,
Каким тебя желают видеть.
Мир животворен, но жесток,
И в нём есть истина святая:
Переухоженный росток
Неотвратимо увядает.

© Илья Бохно

 

Листопад

Листья падают, листья кружатся,
И, планируя до земли,
Гордо плавают в мелких лужицах
Эти рыжие корабли.
Как заманчивы эти гавани! –
Так и хочется поспешить
Вслед за листьями в это плаванье…
Только мама не разрешит.

© Илья Бохно

 


Что важней?

Села птичка на карниз,
Поглядела сверху вниз –
Удивилась: что за стая,
Только ходят, не летают!
И не наша птичья стать,
А без крыльев – как летать?!
Говорят, что это люди…
Что ж без крыльев с ними будет?!
Только знают даже внуки,
Что важнее крыльев – руки.

© Илья Бохно

 

Чьи узоры?

Непонятно всё же мне,
Чьи узоры на окне?
Говорите, Дед Мороз?
Но не сам же он дорос
До седьмого этажа!
Кто его туда сажал?
Или он спустился ниже
По сосульке прямо с крыши?

© Илья Бохно


Потревожил

Постучался дождь в окошко:
– Извините, я не зван! –
И разбуженная кошка
Перебралась на диван.
А она такой законник:
По часам и спит, и ест –
И для сони подоконник,
Как для курицы насест.
Там она и дремлет сладко…
Или, глядя за окно,
Видит детскую площадку,
Как весёлое кино.

© Илья Бохно

 

Урок

На скамейке под окошком
Умывалась наша кошка,
Только вычистила нос,
Подбежал соседский пёс,
Да с таким свирепым лаем –
Видно, шавка очень злая.
Кошка выгнулась дугой,
Зафырчала раз-другой
И своей когтистой лапой
Расцарапала растяпу.
Пёс трусливо хвост поджал,
Заскулил и убежал.
Не спеши затеять драку,
Даже если ты – собака.
Замечательный урок,
Но иным и он не впрок.

© Илья Бохно


Забияки

Раздирая гребешки,
Молодые петушки
Часто дрались меж собою,
Развивая навык боя.
Но однажды, как назло,
Одному не повезло:
Коршун, видя эту драку,
Сверху кинулся в атаку –
И, конечно, не вопрос,
Одного в когтях унёс,
Научив другого братца
Больше никогда не драться.

© Илья Бохно

 

Мужской разговор

Подрались родные братья
За местечко под кроватью
Чем оно так интересно,
Только им одним известно,
Только, верьте ли, не верьте,
Полетели клочья шерсти,
Залохматились бесстыже
Клочья серой, клочья рыжей...
Дерэкий рыжий,
серый храбрый
дождались хозяйской тлвабры
И, зализьтвая раны,
Помирились под диваном
Как свободные котьт
С ощущеньем правоты

© Илья Бохно

 
О РОЛИ ДЕТАЛИ
 
В школе был я на примете,
Но забыл одну деталь:
То, что есть другие дети,
Чьим отцам нужна медаль.

Сконструировал машину -
Будет резать даже сталь...
Но не режет! А причина:
Не учёл одну деталь.

Починю, что попадётся,
Хоть утюг, хоть микрогаль.
Только часто остаётся...
Эта лишняя деталь.

Мне с подругой интересно -
Не загадывая вдаль,
Жизнь была бы полновесной,
Только вот одна деталь...

Мы немало намечтали,
Только (что и говорить!)
Не хватало лишь детали, 
Чтобы это сотворить.

© Илья Бохно
 


Славословие

Когда поэт пускает пар,
Что пьёт божественный нектар
И, сотворения верша,
Его подзвёздная душа
Страстями мудрыми клокочет,
Словесный мастер-виртуоз,
Он грезит красотою поз –
И не об истине хлопочет.

А истина всегда проста,
Да только не одна верста
К её естественным глубинам –
И к ней приблизиться нельзя
Ни положением ферзя,
Ни песней о себе любимом.

© Илья Бохно

 

Жеребёнок
       
Летит он радостной кометой,
И рыжий хвост его кипит –
И лугом стелется планета
Под перебор его копыт.

Неудержимый, тонконогий,
На лбу отметина-медаль:
Его зовут куда-то боги –
И он развенчивает даль.

Природа на вершине лета –
И тут, попробуй, удержись!
На гребне ясного рассвета
Играет молодая жизнь. 

© Илья Бохно      

 
БУКЕТ ДОЧЕРИ

Удивляешься ты:
я принёс не цветы,
А степные невзрачные травы.
Упрекать не спеши -
в устремленьях души
Не бывает неправых и правых.

Я оттуда опять,
где нельзя устоять,
Скинув ношу, вокруг оглядеться,
Где весь мир из чудес,
где за синью небес
Воскресает забытое детство,

Где свободна душа,
где, покоем дыша,
Первозданная степь ковылится...
Потому вместо роз
я тебе и принёс
Пышный хвост молодой кобылицы.

© Илья Бохно



В миноре

Я сегодня с утра в миноре –
Неустойчивый равновес:
Я хочу на шаланде в море…
Или лучше – в берёзовый лес?..

Половить самодуром пикшу
На корме, как на склоне лет.
К разным стерлядям не привыкший,
Я нажарил бы свежих котлет.

Или, путая ноги в подлеске,
Доводя себя прошлым до слёз,
Обнимать исступлённо… по детски
Материнские бёдра берёз…

Ни согласия и ни спора
Не приемлю и не хочу:
Я сегодня с утра в миноре –
Я сегодня за всё плачу!

© Илья Бохно



Нужда

В объятьях будней, на уздечке,
В пруду непросто утонуть,
А устремительная речка
В сторонке пролагает путь.

Но память открывает двери –
И в этом призрачном строю
Встают победы и потери,
Рождая музыку свою.

Она, переполняя душу,
Совсем не ради баловства
Настырно просится наружу –
И отливается в слова.

Судьба – бездарная актриса,
А жизнь – сплошные чудеса:
Писать приятнее, чем писать,
Но писать проще, чем писать.

© Илья Бохно



Стихолёты

Плывут рассветы и закаты –
И мы хотим летать над хатой…
А чтобы это стало былью,
Мы расправляем строки-крылья –
Готовы в воду и огонь,
Куда несёт крылатый конь.
И было бы приятно, кстати,
Чтоб нас сопровождал читатель.

© Илья Бохно
 

Памяти дочери

Ступив на одинокую дорогу,
Я, захлебнувшись горем на заре,
Когда ты душу посвятила Богу,
Проплакал год – на десять постарел.

Прости, родная, не могу иначе,
Мне лишь одно осталось по судьбе –
Одно желанье и одна задача:
Продлить людскую память о тебе.

Во мраморе портрет да изданные книги
Творений мудрых твоего пера –
И в жизни ни надежды, ни интриги …
Я сделал всё – и мне уже… пора…

© Илья Бохно


Неизбывное

Плакать – не самая страшная
Из одиноческих бед:
Хуже идти врукопашную
С памятью канувших лет.

Видеть улыбки любимые
За невозвратной рекой –
И не окликнуть по имени.
Не дотянуться рукой!..

© Илья Бохно
        
                               
Заполночь

Уже уснул суетный бес
И полночь улеглась пернато,
И лишь в окно нахально влез
Большой луны иллюминатор.

О неизведанных мирах –
Молчанье этих квантов света –
И мысли, капая с пера,
Рисуют строчные тенета –

И разлетаются во тьму,
Как припозднившиеся птицы…
А я их сути не пойму –
Не потому ли мне не спится?

Не потому ли мне уже
Так неуютно в этом мире –
И заберложилась в душе
Моя измученная лира?

© Илья Бохно


Как несравнимое ценить?

У каждой жизни свой рассвет
И полдень свой, и вечер –
И общий счёт прожитых лет
Совсем не безупречен.

Хорош всеобщий календарь –
И он неоднозначен,
Как повелось когда-то встарь…
И правилось тем паче.

А в жизни равенства редки.
И даже в хате нашей
Одни венцы ещё крепки,
Другие – выел шашель.

То полный штиль, то сквозняки
И только грунт под килем…
Одни мгновенья – велики,
Другие – нулевые.

От натяженья рвётся нить
Или гниёт, обвиснув…
Как несравнимое ценить?
И по какому смыслу?

© Илья Бохно


Она и Он

Не часто на исходе дня
Разряды молний безопасны.
Два встречных палевых огня
Соединяются – и гаснут.

Любовь кончается, как сон:
На всех не хватит райских кущей –
И где-то снова бродит Он,
И неприкаянный, и ждущий…

Когда за тучами луна,
Дождю намечено случиться…
И сердцем чувствует Она:
Судьба в окошко постучится.

И оба неизменно ждут:
Через ухабы и изломы
Их две тропинки приведут
К тому, единственному дому.

© Илья Бохно

 

Пессимистке поэтессе

Что такое Любовь – Вы не знаете?!
Что за невидаль каплет с пера!
Вы как будто в июне… по наледи
Вышли в поле цветы собирать…

А ведь ластится юное лето,
Теплотою Природу обвив,
Наяву, а не призрачно где-то,
Расплескав ароматы Любви.

Оглядитесь: не видите, что ли,
Как глубины небес высоки,
А на кромке пшеничного поля
Синеглазо поют васильки?

На лужайке пречистее снега
Свет ромашковый чудо вершит…
Лик Любви – это радость и нега,
И звенящая песня души.

А разлуки, измены и прочее,
Что по темечку рубит сплеча –
Это люди до жизни охочие
За страстями своими спешат.

© Илья Бохно

 

Предложение крыла и сердца


Как говорится, в роще средь ветвей
Пел песни соловьихе соловей.
Он обещал ей тёплое гнездо
И вкусных мошек…двести…или сто,
Гнездо подруги строго охранять,
Кукушек разных смело прогонять,
Беречь птенцов её, а для услады
Петь на заре вечерней серенады…

На исповедь, исполненную лихо,
Любезно отвечала соловьиха:
 - Мой милый, эти песни хороши,
Да и поёшь ты, видно, от души,
Но прежде, чем желанное случится,
Нам надо по закону обручиться.

Не знаю я, какой там фокус вышел,
Но больше я их пения не слышал.

© Илья Бохно

 

В метели

Закружились ветра буйной памяти:
Каждый год, каждый шаг – навесу,
Будто это метель снежной заметью
Заплутала в озябшем лесу.

Двери заперты, окна погашены –
Одиночества не превозмочь.
Как-то суетно так…не по-нашему…
Неотвратно сгущается ночь.

Все ли тропки в лесу одинокие,
Или путь (предначертан?) таков:
Лишь сквозят невозвратно далёкие
Звёзды счастья среди облаков.

© Илья Бохно

 

Отцовское

Королева моя и отрада,
Повзрослевший росток до поры,
Примостись на диванчике рядом –
Пообщаемся, поговорим.

Родилась ты в сиянии юга,
На волшебном морском берегу,
Где акаций цветочная вьюга
Да ромашковый снег на лугу.

Я хочу рассказать тебе сказку,
Ту, что вместе взрослела со мной,
Про суровую зимнюю ласку,
Про заснеженный лес под луной.

Вот затеплится синь поднебесья
И учебный закончится год,
Мы поедем с тобой на Полесье –
Ты, конечно, полюбишь его.

Там рассветы рождаются звонко,
Там, июньским лучом окроплён,
Под волшебную трель жаворонка
Синим морем колышется лён.

© Илья Бохно


Изнанка

Умом и сердцем не калека,
Я осознал на склоне лет,
Что нет поганей Человека…
И благородней – тоже нет.

Утратив простодушье зверя,
И в честной драке – не орёл,
Соседу… и себе не веря,
Он зло и зависть приобрёл.

Усилив Слово смыслом фразы,
Он стал творцом – и чудеса! –
Обогатив природный разум,
Сумел подняться в небеса.

А на земле… творит такое! –
Непросто говорить о том,
Что ни спасенья, ни покоя
При буйном творчестве таком.

Благие помыслы и цели,
В делах – и благость коротка:
Осталось то, что не успели
Прибрать к ухватистым рукам.

И, кажется, не в виде фарса,
А, поклонясь Земным крестам,
Тропу прокладываем к Марсу
В надежде поживиться там.

© Илья Бохно

 

Чья кончина?

Везде твердят (ну, мочи нету!):
Вот-вот грядёт кончина света!
По-дружески, не ради чина,
Скажите, а когда кончина?

И я тогда, ей-ей, не вру,
Кредитов вдоволь наберу -
Разбогатею, пусть не впрок,
Хотя б на этот малый срок.

Увидев сказку наяву,
Не средним классом заживу!
И, объявив крутой аврал,
Возьму, чего я не добрал.

Но, на удачу уповая,
Подспудно я подозреваю,
Что это краткое "вот-вот"
Ещё меня переживёт.

© Илья Бохно


Другие произведения автора здесь:
http://www.stihi.ru/avtor/ilal36


Нравится

 Всего комментариев: 0