» Побачення наосліп
   - Відверта розмова

» Читачі радять
» Нові твори

» Слідами Натхнення
   • Острівець довіри
   • Поки є райдуга
   • Співзвучність
   • Ніжність
   • 25-ті кадри
   • Про життя з усмішкою
   • Навмисне не утнеш
   • Діалог із дитинством

» ЛIКОТЬ ДО ЛIКТЯ
» Мої Вчителі




 







      © Тетяна Яровицина, 2011
              © Татьяна Яровицына, 2011      



 » ЕЛЕНА КАСЬЯН: "Покуда хватит сердца"
     Замечательный автор и исполнитель, с творчеством которого я начала знакомиться с его песен. Елена Касьян - интересная личность,  пронзительная, живая... Иногда кажется, что человек смело шагает по грани... Вот что автор пишет о себе:
     "Родиться я выбрала во Львове. Не то, чтобы места получше не бывает, а что-то есть такое серо-сказочное в этих улочках и брусчатке, в этом воздухе, в этих каменных львах... Этот город – любовь на всю жизнь.
Пишу песни, стихи, короткую прозу. Много, но беспорядочно начитана, влюбчива, болезненно пунктуальна, режиссёр-недоучка, блоггер, перфекционистка, сибаритка… В промежутках между фестивалями и концертами писала, растила дочь (или она меня), жила 2 года в Риме (не прижилась), увидела Париж (и не умерла), любила (состояние неизбывное), взрослела (процесс бесконечный), работала (не всегда с удовольствием, и с пользой - не всегда), искала, верила, творила... покуда хватит сердца...
     Выпустила три альбома собственных песен: «Это просто весна» (1997), «Город-море» (2006) и «До востребования» (2010). В 2010 году вышли сразу две книги: книга стихов «До востребования», издательство «Ахилл» (Львов) и книга для семейного чтения «Фея по фамилии Дура», издательство «Контакт-культура» (Москва). Книга «До востребования» вошла в лонг-лист «Русской премии» (2011) в номинации «поэзия».
    С 1997 года - руководитель Львовского клуба АП «Послушайте...»"


Лети

Опять страница прожитой зимы,
Где мы даны другу другу ненадолго,
Нам дела нет до зла и кривотолков,
Но словно ветхий мостик эта жизнь.
И мы с тобой по мостику бежим,
По тонкой кромке боли и печали.
Держись! Никто ни словом не спасет.
А если ветры мостик раскачали?..
А мы даны друг другу лишь взаймы,
И ничего не уберечь от тлена,
И только память держит нас, как пленных,
И только неоплатные долги.
Давай не будем помнить ни о чем
И, ничему не сохраняя верность,
Уйдем к другому берегу вдвоем.
А если этот мостик в бесконечность?..
Ужель нам ничего не потерять -
Ни страха, ни отчаянья, ни боли,
Но с мостика, как из земной юдоли,
Одной лишь тонкой музыкой звучать?
Одной лишь тонкой музыкой парить,
Покуда хватит сердца - выше, выше -
Лети!.. Вот всё, чем вправе одарить.
А там уже друг друга не расслышать...

© Елена Касьян


Новые дома

Ах, эти новые дома, где незнакомые соседи,
Когда ты вечером одна, а за окном составы едут
Куда-то очень далеко, тебя с собою не увозят,
Когда торчат из плинтусов неловко вогнанные гвозди.
И в гости вряд ли кто зайдёт, ты ничего сама не можешь,
А за окном состав идёт, воспоминания тревожа.
С балкона дышится легко, но в кухне вкривь прибита полка,
А ты затеяла ремонт, и до сих пор не видно толку.
Ах, эти новые дома – тюрьма для одиноких женщин.
И если не сойти с ума, то хоть бы взять да и поджечь их.
Да так, чтоб видно далеко, чтобы сбежались все мужчины,
Мне дружно сделали ремонт! Ну, так… хотя бы половину…
Сама себя уговорю, сама тихонько пожалею.
Я своего не уступлю, я всё до осени успею.
А за окошком в никуда уходят длинные составы.
Ах, эти новые дома… Уж понастроили бы старых.

© Елена Касьян


* * *

Ёлка, сочельник, метель метёт… Снега на улице – горы!
Девочка смотрит в окно и ждёт. Мама повесила шторы,
Мама намазала кремом коржи – нет ничего вкуснее,
мама решила иначе жить – утро опять мудренее.
Девочка ждёт, кулачки зажав. Мама молчит подолгу.
Папа приедет, он обещал… взрослые врать не могут.
Как на верхушке горит звезда, как мандарины пахнут!
Платье у девочки – красота! Папа увидит - ахнет!
Ёлка, сочельник, блестят огни, медленно время тает.
Девочки в детстве совсем одни, просто никто не знает…
Ночь за окном, не видать ни зги. Слёзы к утру высыхают.
Спят в своих комнатах девочки.
Маленькая и большая.

© Елена Касьян



* * *
Посмотри, я ни пряник испечь, ни огонь развести, ни птенцов боронить.
Я от ласки любой застываю столбом соляным и немею…
Да меня этим бабским наукам учить – словно пальцем по небу водить.
Я болтаюсь, как шарик на ниточке, и ничего не умею.
И тебе не понять, что же ноет во мне и дрожит нутряной пустотой
Там, где боль уже выскребла всё добела, подчистую…
Это память, припав к пуповине, тихонько питается мной и тобой.
Отпусти, обкуси эту нитку, пусть кто-то привяжет другую!
Небо падает навзничь, но ты подхвати его на руки, словно дитя.
Подхвати и подбрось высоко-высоко, как резиновый мячик.
А потом просто стой дураком и смотри, как попарно летят и летят
Надувные смешные шары: мальчик-девочка, девочка-мальчик...

© Елена Касьян


* * *

Это Ляля несёт впереди себя свой живот,
Она не знает пока ещё, кто в животе живёт.
Ей предлагали выпить литр воды и сделать УЗИ,
Но ни мальчик, ни девочка ей ничем не грозит.
Это Ляля не хочет знать трогательных мелочей,
Кто бы там ни был, он как будто, вообще, ничей,
Он как будто случайно, и надо чуть-чуть потерпеть.
Это Ляля не хочет его ни любить, ни даже жалеть.
Он выйдет из неё, сядет в поезд и поедет себе далеко,
А у неё всё наладится, и свернётся в груди молоко.
Этот поезд идёт и идёт, и конечной у поезда нет.
Это Ляля уже оплатила и койку, и детский билет,
И теперь свой живот через город к вокзалу несёт,
У неё ничего нет общего с тем, кто внутри живёт.
"Здесь был я!" - он тихонько царапает там на стене.
Чтоб она его не забыла.
И она никогда уже не.

© Елена Касьян


* * *

Ты меня переписываешь опять,
По пять раз на дню, исчеркал всего.
Ты хотел, чтоб я вышел тебе под стать,
По по-до-би-ю… но теперь чего?
Каждый раз мне навешиваешь долги,
То любовь, то ненависть, то петлю.
А когда не могу, говоришь «моги!»
А когда не хочу, говоришь «убью!»
Люди думают, что это я такой -
Как дурак кидаюсь то в пух, то в прах.
Я б давно перестал говорить с тобой,
Но ты ставишь галочки на полях -
Сочиняешь мне то врага, то дочь,
То больничную койку, а то плацкарт.
Всё пытаешься как-нибудь мне помочь,
И, похоже, что даже вошёл в азарт…
Посмотри, ну какой из меня герой?
Я тебе всю статистику завалю!
Но ты так мне веришь, что чёрт с тобой,
Переписывай - потерплю.

© Елена Касьян


* * *
Он говорит: «Только давай не будем сейчас о ней,
Просто не будем о ней ни слова, ни строчки.
Пусть она просто камень в саду камней,
И ничего, что тянет и ноет других сильней,
Словно то камень и в сердце, и в голове, и в почке».
Он говорит: «Мне без неё даже лучше теперь - смотри.
Это же столько крови ушло бы и столько силы,
Это же вечно взрываться на раз-два-три,
А у меня уже просто вымерзло всё внутри.
Да на неё никакой бы жизни, знаешь ли, не хватило».
Он говорит: «Я стар, мне достаточно было других,
Пусть теперь кто-то ещё каждый раз умирает
От этой дурацкой чёлки, от этих коленок худых,
От этого взгляда её, бьющего прямо под дых…»
И, задыхаясь от нежности, он вдруг лицо закрывает.

© Елена Касьян


* * *

Он звонит ей и говорит, что не мог, что, мол, куча дел,
Что сегодня он очень старался и, естественно, очень хотел!
Но проблемы висят, как петли: ту обкусишь, другая торчит.
Виноват, говорит, конечно, но был болен, совсем разбит…
А она молчит.
А она понимает, что снова - к чёрту ужин, хоть убран дом,
Что любовь, по большому счёту, у неё совсем не о том,
Что в какой-то момент не важно, у кого вторые ключи,
Если все - инвалиды любви, если каждого надо лечить.
И она молчит.
А он думает, всё, мол, в порядке - без истерик, значит, сойдёт.
Говорит, что на этой неделе он зайдёт, непременно, зайдёт…
Так недели, месяцы, годы время складывает в кирпичи -
Сердце рвётся, любовь остаётся. И её обступают врачи.
А она молчит…

© Елена Касьян


* * *
Юзек просыпается среди ночи, хватает её за руку, тяжело дышит:
«Мне привиделось страшное, я так за тебя испугался…»
Магда спит, как младенец, улыбается во сне, не слышит.
Он целует её в плечо, идёт на кухню, щёлкает зажигалкой.
Потом возвращается, смотрит, а постель совершенно пустая,
- Что за чёрт? – думает Юзек. – Куда она могла деться?..
«Магда умерла, Магды давно уже нет», – вдруг вспоминает,
И так и стоит в дверях, поражённый, с бьющимся сердцем…
Магде жарко, и что-то давит на грудь, она садится в постели.
- Юзек, я открою окно, ладно? - шепчет ему на ушко,
Гладит по голове, касается пальцами нежно, еле-еле,
Идёт на кухню, пьёт воду, возвращается с кружкой.
- Хочешь пить? – а никого уже нет, никто уже не отвечает.
«Он же умер давно!» - Магда на пол садится и воет белугой.
Пятый год их оградки шиповник и плющ увивает.
А они до сих пор всё снятся и снятся друг другу.

© Елена Касьян


Персональный сайт: http://www.elenakasyan.com/

Нравится

 Всего комментариев: 0