» Побачення наосліп
   - Мирні роздуми про сутність боротьби

» Читачі радять
» Нові твори

» Слідами Натхнення
   • Острівець довіри
   • Поки є райдуга
   • Співзвучність
   • Ніжність
   • 25-ті кадри
   • Про життя з усмішкою
   • Навмисне не утнеш
   • Діалог із дитинством

» ЛIКОТЬ ДО ЛIКТЯ
» Мої Вчителі




 







      © Тетяна Яровицина, 2011
              © Татьяна Яровицына, 2011      



 » АНДРЕЙ ГРЯЗОВ "Формула роста"
С некоторых пор - один из моих любимых поэтов современности, чьи стихи для меня - своеобразный камертон натяжения нерва поэтического произведения, эталон бережной личной причастности ко всему, что существует вокруг, - Андрей Грязов. Впрочем, слишком
известная личность, чтобы её рекламировать. С удовольствием делюсь с вами всколыхнувшими моё сознание произведениями из книг "Подсвечники" (1999), "Мой берег" (2001), "Точка слуха" (2008), "Роса" (2011). Много?.. Да, много.



*   *   *
Простился с матерью,
Вздохнул. И в путь.
В какой стране, в каком году,
Столетьи?
Навстречу славе, смерти?..
Разве суть?
Но так всегда —
Они уходят — дети.
Пошёл вперёд.
Навстречу сотне бед,
Поток толпы нахлынул
Быстротечный...
Не видел —
Руки полетели вслед,
Хватаясь слепо
За чужие плечи.

© Андрей Грязов


МАМИНЫ ЧАСЫ

Почти печаль.
Почти полночный морок.
Открыт дверей невидимый засов.
И в сердце снова
Чувствую осколок
Разбитых в детстве
Маминых часов.

Почти тревога,
Смешанная с дрожью.
Я не на простынь
Падаю — в траву...
И раны, раны...
Где же подорожник?
Но рву цветы, цветы
Любимой рву...

Почти... почти...
Да нет, больной, хмелея
Бегу и ночь
Всё гуще и мертвей,
И вязнут руки, ноги,
Весь в смоле я,
И душат пальцы
Сомкнутых ветвей...

И усыпляет, или снова будит
Какой-то шум неясных голосов...
И мысль одна! Нас всех
Теперь не будет!
Разбил часы...
У мамы нет часов...

И нет минут... И нет...
Пропало время,
И набок грузно валятся весы,
И только бьёт кукушка
Клювом в темя,—
Ты всех сгубил... Зачем
Разбил часы?..

Почти рассвет.
Почти лучей движенье.
И я встаю. И вспоминаю сон...
Смотрю в окно.
И вижу отраженье...
По ту и эту
Стороны времён...

© Андрей Грязов


*   *   *
Я долго шел. Но раньше, чем устал —
Навел порядок в мыслях бестолковых.
Вернее, научился с полуслова
Их понимать, и думать перестал.
Я просто шел, как будто босиком,
Не разбавляя, не сгущая краски,
И наступал на сброшенные маски,
И чувствовал, как лопались легко.
Я просто шел. И у липы зигзаг
Меня водил налево и направо,
И разум привыкал к иной оправе —
Природы, не зовущейся никак.

© Андрей Грязов


МАЛЬЧИК


Долго мальчик белобрысый
На коленях по траве
Лазит, смотрит, ищет смысла
В непонятном муравье.
Что он может, что не может,
Отчего и почему?
И травинку так подложит,
Чтоб залез в ладонь к нему.
Мальчик смотрит, он не тронет:
Чист в познании своем,
Сам – у Бога на ладони,
С непонятным муравьём.

© Андрей Грязов


ФОРМУЛА РОСТА

Я вспять иду к зерну от браги –
Отец, который прежде – сын,
Я прорастаю из бумаги,
Ростком засохших древесин.
Из бересты гудящей пущи,
Зажатый в цепкий клюв клеста,
Не умерший и не живущий
В прожилках клейкого листа.
Побегом старого набега,
Хазарских стрел, копыт, огня,
Я – из земли, куда телега,
Как пресс впечатала меня.

Я – корешок в глухом овраге,
И до рождения продрог.
Я – из густой полынной влаги,
Архивной пыли всех дорог.
Из неоформленного где-то,
Я – тот, кого пока что нет,
И не тянусь к теплу и свету,
Но чувствую, как тянет свет.

Расту сквозь сон слепой дворняги,
Пронизан болью сквозняка,
Я прорастаю на бумаге
Забытого черновика
Поэтом, лекарем, прохожим,
А может, пьяненьким дьячком,
Я – буква с тонкой нежной кожей,
И непослушным языком.

Я – слово первое до срока,
Начальных букв случайный стык,
Пока ещё не видит око,
И зуб неймет – молчит язык.
Не понимая назначенья
До взмаха старенькой косы,
Я наклоняюсь как растенье
Под светлой тяжестью росы.

© Андрей Грязов


ЭШЕЛОН

На восток эшелона движенье,
В тесноте одного из вагонов
Слышен шёпот: «Она в положеньи,
Вы подвиньтесь, пусть ляжет удобно».
И внезапно, средь белого поля,
Возглас: «Воздух!» И мессер всё ниже,
Сжалось поле, как будто от боли,
Чтобы людям до леса поближе.

Словно яблони в год урожайный
Тяжела была матери ноша,
Но она, спотыкаясь, бежала
И шептала: «Держись, мой хороший».
От пожарищ пурга почернела,
Мать просила фашиста: «Не трогай!»
Словно вынести плод свой хотела
Из того – сорок первого года.

Но в немыслимой той круговерти,
На глазах у суровой отчизны,
У неё, незадолго до смерти,
Умер он, незадолго до жизни.

© Андрей Грязов


КОЛЫБЕЛЬНАЯ


Погибшим в мирном, будничном бою
Я песню колыбельную спою.
Не хватит слов? Я разведу водой,
Как чистый спирт какой-нибудь бурдой.
Наполовину, может, и на треть,
Как, может, жизнью разводима смерть.
Как, может, смертью разводима жизнь,
– Держи стакан и за стакан держись…
Я обойду знакомые места,
На каждом перекрестке тень креста.
Пух тополей, как пламя белых лиц
Моих свечей вокруг моих больниц.
И я иду вперед и вверх, туда,
Где в спирте плачет белая звезда,
И белый день вздыхает и молчит,
Пока моя мелодия звучит,
Пока я колыбельную пою
О тех, кто пал в сегодняшнем бою.

© Андрей Грязов


ОНКО

Помят и пожеван
В больничном саду,
Ко мне подошел он
Как будто в бреду.
Глотал мерзлый воздух
И что-то лепил
Про то, что пусть поздно,
Но он полюбил…
О чем-то, о ком-то,
Как будто во сне,
Слова перекомкав,
Рассказывал мне.
А после внезапно
Запнулся, умолк…
Вздохнул:
– Мне обратно
Пора на укол…
Ссутулившись сильно,
Спешил, что есть сил, –
Больничный мужчина,
Который любил…

© Андрей Грязов


НАСТАВНИК

Спасибо, в стареньком пальто,
Ты, наделенный силой, страстью —
Лишь отдавал — и только то,
Что ощущал своею частью.
В потоке мыслей, чувств и фраз
Ты помогал и мне, и многим.
Порою светом добрых глаз,
Порою словом — верным, строгим.
Спасибо, то, что ты нажил,
Не уместить в швейцарском банке.
Ты был не блеском чьих-то крыл,
Но их рабочею изнанкой.

© Андрей Грязов


ВОЛК

Не говори пока: должен”,
Внутри тебя обычный волк,
Еще покрытый чуждой кожей,
Желает свой исполнить долг.
Молчит, молчит, таится злобно,
И сквозь твою улыбку, вдруг,
Оскаливаясь исподлобья,
Решает сам — кто враг, кто друг.
Откармливаясь, ждет момента,
Но только вряд ли смотрит в лес,
Среди людского контингента
Свой сохраняя интерес.
Приноровясь к твоим повадкам,
И усмирив толчки кровей,
Он ждет безумия припадка
Над первой жертвою своей.
Да, может быть, сгущенье красок,
Но кто себя в себе искал —
Не просто рвал покровы масок,
А клетки волчьи иссекал...
Не говори пока «я должен» —
Сам вызывай себя на бой,
А час придет и лопнет кожа!
И станешь ты самим собой...

© Андрей Грязов


*   *   *
Первое слово имеет власть.
Второе — учёную степень.
Третье слово — некуда класть.
Четвёртым — играют дети.
А дальше — последствия вредной привычки,
И просто болит голова.
И как тараканы, с белых страничек
Бегут по щелям слова.

© Андрей Грязов


*  *  *

Слова умирают, как листья,
Что падают, падают вниз.
Слова умирают так быстро,
и в них - наша краткая жизнь.
Слова умирают так часто,
Как дождь за окном моросит,
А в них - наше краткое счастье,
Никто его не воскресит.
Слова умирают так близко
От сердца, что чувствуешь дрожь -
Когда осыпаются листья,
Когда приближается дождь.

© Андрей Грязов


*   *   *
Несоразмерно море человеку.
Несоразмерно горе человеку.
Ему б к травинке
Слабенькой припасть,
И вышептать
Всю душу, ум и страсть.

© Андрей Грязов


*   *   *
А я тебя совсем не знаю,
Я Вас не знаю, так точней.
Вы промелькнули где-то с краю
Не различимых мною дней.
Но не случайно снова вижу
Я нашей встречи немоту,
Как, становясь всё ближе, ближе,
Мы разминулись на лету...
И не случившееся — нечто —
Листвой осеннею шуршит,
И только грусть нечеловечья,
Как хищник требует души...

© Андрей Грязов


*   *   *
Взглянуть в глаза и не увидеть.
Услышать голос…и пройти!
Случайно, даже не обидеть,
Задевши локтем по пути.

И только дома, много позже,
Хлеб нарезая – вдруг ножом
Хватить по пальцу…правый, Боже!
Она! Она…Дурак! Пижон!

И замереть в углу на кухне,
И, палец замотав тряпьём,
Смотреть в окно, как день потухнет…
И плакать, вспомнив про неё…

На сотню лет уткнуться в морось,
Сквозь сотни зим смотреть назад…
О, только б снова этот голос!..
О, только б снова те глаза…


© Андрей Грязов




ИМЯ ЖЕНЩИНЫ

В генетическом инее,
Или жаркой кровИ
У любимой нет имени…
Ты её назови.
У любимой нет имени
Хоть и много имён –
Только страстное сильное
Чувство стран и времён.
Что живёт между вечностью
И огромным Ничем,
Между женской беспечностью
И вопросом «Зачем?»

Но услышишь: «Ищи меня!»
И найди, назови…
Сколько женщин без имени,
А имён без любви.

© Андрей Грязов


ГЛУБИНА


А пока я тебе доверяю,
Только вряд ли хорошего жду.
Я, наверно, тебя потеряю.
И, наверно, уже не найду.

Кто ты, женщина?
Кто, дорогая?
Ты приходишь, как чувство вины…
Каждый миг – ты, как море – другая,
И боюсь я
Твоей глубины…

© Андрей Грязов


ИГРУШКА


Ночь – не курорт, не дача,
Где отдыхаешь вволю,
Ночь – это просто сдача
В твёрдой валюте боли.

Ночь – приход кредиторов,
Рвущих тебя на части…
Плата – за день, который
Ты посчитала счастьем…

Плачешь, уткнувшись в жалость,
Ищешь сон под подушкой…
Счастье к тебе прижалось
Сбоку тёплой игрушкой.

© Андрей Грязов


АФРОДИТА

Ты будешь сегодня лилова,
Как воздух вечерне-весенний,
И в блёстках плаща дождевого –
Дрожащею веткой сирени…
Пропитана ведьминой мазью,
Заброшена в мир невидимкой,
В аллеях с каштановой вязью
Проступишь прозрачною дымкой…
Эскизом, наброском, моделью
Для будущих всех живописцев
Напишешься легкой пастелью
В накидке из тонкого ситца…

Потом ты исчезнешь. Надолго.
И где-то на рынках, в трамваях,
Родная,– виденьем, и только,
Мелькнёшь – не моя, но живая…

Вернёшься – метелью и снегом,
Потоком струи сквозняковой,
Внезапным татарским набегом
На тишь стороны васильковой…
Сердечным нешуточным сбоем,
И дрожью ночной лихорадки,
Вернёшься. И станешь собою.
И скажешь: «Теперь всё в порядке..»
И после бессонной недели,
Красивой, уставшей, разбитой
Ты выйдешь из пенной постели
Моей, и ничьей Афродитой.

© Андрей Грязов


КАПРИЗ


Ты – девочка с робкой мечтою,
Ты куклу прижала к щеке,
И с чистою схожа водою
В прозрачном лесном ручейке.

Ты – девушка с тайной мечтою,
Как ночь на пороге зари,
Пока ты стоишь за чертою,
Но светишься вся изнутри.

Ты – женщина с вечной мечтою,
Ты в каждом движенье – эскиз…
Прославишь ты – Врубеля, Гойю
И свой мимолётный каприз.

© Андрей Грязов


*   *   *
Сто один поцелуй, не считая улыбок,
Эти дни, Вечера, эти ночи взапой...
Сколько снов, сколько слов,
Сколько рифм и верлибров —
Все тебе, от тебя, для тебя и с тобой!
Я не знаю еще, не пугаясь ошибок,
Меру, цену всему, но в итоге — судьбой,
Сто один поцелуй, не считая улыбок —
Так зову я теперь это время с тобой.

© Андрей Грязов


*   *   *
Пусть узнает служитель закона,
Что украл для тебя я все вальсы,
И еще, что в моих ладонях —
Отпечатки твоих пальцев...
Пусть узнает служитель закона,
Что я осень возьму в адвокаты,
Покраснеют свидетели-клены,
Будто сами во всем виноваты...

© Андрей Грязов


*   *   *
Ты прости меня... и каждого,
Кто любил тебя, как я...
Из-под вороха бумажного
Лезет красная змея...
Письма часть чего-то важного —
Тают в пламени огня,
ТЫ прости меня... и каждого,
Но сейчас прости меня.
Что могли, и что хотели МЫ,
Если все имели мы?..
Если даже за метелями
Мы не видели зимы,
Если даже за потерями
Мы не видели беды,
Мы в бездонности не меряли
Капли пролитой воды...
Мы не знали, мы не плакали,
Мы не ведали тогда...
Проструилась так, по капельке,
Вот и высохла вода...
Письма — часть чего-то важного
Тают в пламени огня,
Ты прости меня... и каждого...
Но сейчас... прости меня!

© Андрей Грязов



*   *   *
Мы любили друг друга.
И нечего больше сказать,
Осветив нашу память последней
И сломанной спичкой.
Можно, правда, еще сочинить —
Например, про глаза,
Но, боюсь, сочинительство
Станет дурною привычкой.
Я боюсь: о любви небылицы
Заполнят листы,
Небылицы о том,
Что случилось намедни,
В лучшем случае будут —
Спокойны и даже чисты.
В худшем случае будут —
Обычные бредни…
Мы любили друг друга.
Ползет по лицу не слеза,
Но крупинками краска —
Смешно ты измазана тушью.
Я смотрю на тебя как-то сбоку,
Смотрю не в глаза…
Мы любили друг друга…
Хоть в этом признаться
Не трушу.

© Андрей Грязов


*   *   *
Мы знаем только слово, только звук,
Мы знаем только краски, лица, пятна,
И только амплитуду наших рук —
К кому-нибудь и тотчас же обратно.
Мы знаем только цену бытию,
Когда оно — внутри, вокруг и с нами,
Мы знаем нашу цену, но не ту,
Которая назначена богами.
Мы знаем только: и "ты”, и "мы”,
И прочно проращённые друг в друга —
Желаем Света и боимся Тьмы,
Ростками чувств щетинясь от испуга.
Мы знаем в нашей жизни только круг,
И на руке — одну из многих линий,
И так нам не хватает чьих-то рук,
Когда свои упали от бессилья...

© Андрей Грязов


Я БУДУ ГОВОРИТЬ С ТОБОЙ

Я буду говорить с тобой
На языке случайной встречи.
Косноязычною судьбой,
На древнем, вымершем наречьи.

И упаду к тебе на плечи
Скороговоркой дерзких рук,
И будет незачем и нечем
Переводить любви испуг.

Нас будет двое, только двое.
И жизнь – не грань, не сторона,
Она – пространство круговое,
Она – доверие немое
Времён – и голос, и струна…

И продолженьем – тишина,
Неоспоримостью беспечной,
Непредсказуемой борьбой…
И буду говорить с тобой
На языке случайной встречи
На древнем вымершем наречьи,
Косноязычною судьбой.


© Андрей Грязов


*   *   *
За дверью мир. Там есть друзья, враги.
Там есть борьба — за пять минут на троне.
А здесь есть я, и есть твои шаги,
И век стихов, картин, и всех симфоний.
За дверью — мир нешуточный, большой,
И строгие имеет он порядки.
Но здесь с твоей улыбчивой душой
Я запросто решаю все загадки.
За дверью мир. Там люди, церковь, Бог,
И Страшный Суд порвет его на части!
А здесь — наш ангел на диван прилег,
И чмокает во сне с блаженством счастья.

© Андрей Грязов



*   *   *
В чужой душе бродил я, спотыкаясь,
И был я весь, как памяти провал.
И жмурился от ощущенья края,
И обо что-то шишки набивал.
В чужой душе, в густых потемках горьких,
Руками шаря, в муке и тоске,
Я постигал глубины поговорки
И о душе, и о коте в мешке...

© Андрей Грязов


*   *   *
О! Пузырьки твоей тоски!
О! Пробки выстрел,
как в медведя!
Твои слова — как молотки,
Всех разъярившихся
соседей!..
О! Эта бурная струя!
Душа сочилась
из-под пяток,
Когда весь в брызгах.
Бедный я!
Ходил за пеной
с мокрой тряпкой...

© Андрей Грязов


ССОРЫ

Не зная языков, не чуя языка,
Но, горечь проглотив, в прИвратностях желудка
Какой-то слышу вздох, вздымается тоска
И слово-воробей, как матовая утка.
Лежу. Сижу. Иду. Не понял до конца
Какой обет из двух теперь провозгласила,
А, может, приняла… крепленного винца,
А, может, принялась янтарная текила.
Не зная языков, черкнув на память «Гав»
Ошейник нацепив, и пшикнув что-то сучье,
Спешу на трех словах, четвертое поджав,
Спешу назад к тебе, к язычеству беззвучья.

© Андрей Грязов


ЖИЗНЬ В БРАКЕ

На улицу, наружу – супруги и враги.
Боль приласкает стужа, боль выстучат шаги.
На переломе судеб, на переломе лет –
Шуршат сухие губы: давно– ни "да”, ни "нет”.

Мы выжмем до предела густой молчанья дух,
Опустошая тело, освобождая слух.
Надежды даже малость возненавидев вдруг
И сдерживая ярость и пароксизмы рук.

Глоток – и паром едким клубится в лёгких хмарь,
И сквозь грудную клетку: "Ну, плюнь или ударь!”
Но миг прошёл – прогулка… и вовсе не враги –
Выстукиваем гулко обратные шаги…

© Андрей Грязов


*   *   *
Отдалены не расстояньем,
Не тем, что раньше и спустя,
А лишь несхожестью мерцанья —
В миг аритмии бытия.
Отдалены не пораженьем,
И не победой — только тем
Несоразмерным отраженьем
Своих поступков и проблем.

© Андрей Грязов


*   *   *
Нас разделяет только шаг.
Нас разделяет полуслово.
Какой-то символ или знак,
Намёк признания немого...
Нас разделяет только миг.
Но сколько лет уже он длится...
Что ты привыкла. Я привык.
Два ожиданья… Два убийства.

© Андрей Грязов


*   *   *
Пригладив немного бока,
Любовь продают с молотка.

Любовь продают, как диван,
Который продавлен и рван.

Как кошку, с приплодом котят,
Которых топить не хотят.

Любовь, как часы продают,
Часы без часов и минут.

Любовь продают с молотка,
Секунды в которых — века.

Когда-то бесценна, она,
Задаром теперь не нужна...

И, вдруг, из-под кучи шмотья
Так горько заплачет дитя...

© Андрей Грязов


ВОЗВРАЩЕНИЕ

Стоит, усталый, в полусне,
Мужчина у дверей,
И шторки кто-то вмиг в окне
Задвинул поскорей.
Но ждет покорно человек,
Стоит перед дверьми,
Ему необходим ночлег
И жизнь в кругу семьи.
Отходит, увидав скамью,
И смотрит на ворон,
Когда-то бросивший семью,
Теперь вернулся он...
И он, принесший скарб грехов,
Перед женой, детьми
Все искупить теперь готов
И все теперь снести...

Стоит и ждет...уже темно...
Прощенья просит он.
Не понимая, что давно,
Как умерший прощен...

© Андрей Грязов


ВСТРЕЧА

По сторонам за столом,
Молча, ты с той, я с этой,
Молча о том, о сем,
Болтаем мы беспредметно.
Чаю? Пожалуй, плесни.
Сливки? Чудесно и это.
Я примостился в тени,
Ты же в объятиях света.
Книжка, закладка, билет,
Точно, конечно, счастливый!
Был у нас, впрочем, предмет,
Поизмотавший все силы.
Поистрепавший слова,
Словно листочки по ветру,
И доказавший права
Той стороны перед этой.
Помнишь... сирень в час грозы
Мокла, бледнела, свежела,
Помнишь… две счастья слезы
Ты вытирать не хотела?
Помнишь…  да нет, я молчу,
В чай обронилась конфета,
Я прикоснулся к лучу,
Не увернулся от света...
Нет, ухожу! Чай остыл.
Впрочем, уже и не чая...
Знаешь, я все-таки был
Где-то на краешке мая...
Ладно, любовь не предмет,
Только не ясно и это,
Но, оттеняя твой свет,
Тень не бывает без света.

© Андрей Грязов



*   *   *
Сон упавших навзничь
Красных пьяных листьев.
Тот, кто скажет: — Разве?
Тот не видел близко,
Тот не видел сроду
Ничего наглядней —
Оргии природы
На лесной поляне.

© Андрей Грязов


*   *   *
Подойди к незнакомцу.
И спроси его: «Который час?
Где солнце, а где звёзды?»
Спроси, по программе
За третий, второй и первый класс,
И спроси: — Как жить, чтоб не было
поздно?..
Спроси,— до какого Киева доведёт язык?
И до какого языка доведёт Киев?
И спроси, — как жить, пока не привык?
И когда привык — что такое киллер?

И спроси,— как зовут того щенка,
Который рад человеку любому?
Который не помнит обиды пинка.
И живёт одной своею любовью?..
Подойди к незнакомцу.
И спроси: «Отчего в сердце дрожь?
Почему то, что грело — даже не светит?
И спроси его: «Который дождь?»
И ещё: «Когда ближайший ветер?..»

© Андрей Грязов


*   *   *
Отдай меня в лапы вчерашнему зверю.
Он будет честней, чем палач от людей.
И дело не в том, что я верю, не верю —
Во все полублага всех полуидей.
И дело не в том, что весомее пуха...
И дело не в том, что прозрачней гвоздей...
Над зверем нет этого страстного духа,
И лжи оправдания полулюдей.

© Андрей Грязов


*   *   *
Уходит время, словно люди
Ушедшие, и навсегда...
Уходит время, словно судьи,
Из зала Высшего суда.
Уходит время горя, лиха...
Добра и радости, к другим...
Уходит время тихо-тихо,
И все на цыпочках за ним.

© Андрей Грязов


*   *   *
Опять уснуть под капель перестуки.
К нулю все мысли сложные сведя,
Чтоб просто убаюкивали звуки
Холодного январского дождя.
Сейчас зима и может быть некстати
По крышам дождик начинает бег,
А я, как будто пациент в палате,
Которому прописан свежий снег.
Но дождь, так дождь, не порошками снега —
Так каплями дождя себя лечить,
Не — вне себя, внутри — искать ночлега.
И — выбросить от прошлого ключи.

© Андрей Грязов


*   *   *
                         В.В. Зборомирскому


Мы знали по курсам истмата,
Из книг и от умных людей,
Что личность всегда мелковата
На фоне великих идей.
Но что-то меняется в мире,
И кто-то берет автомат,
И кто-то свергает кумиров,
И мат заменяет истмат.
А кто-то растит безразличье...
Смирение брошенных слуг!
И спор не уместен про личность,
Уместен лишь замкнутый круг.
Но кто этот круг прорывает,
И рвет паутину из слов,
Кто просто живет, не скрывая,
Что явь выше призрачных снов,
Кто просто живет, сочетая
Понятья — огонь и светло,
В ком истина очень простая:
Не сделав добро — сделал зло!
Тот может оспорить величье
Безликих абстрактных идей,
И может напомнить, что личность
Уместна порой средь людей.
Что вряд ли история — слепок
Стихий и небесных светил,
Но — сумма рынков человека
За грань своих дремлющих сил!..

© Андрей Грязов


*   *   *
ВЫ говорите, что это так просто —
Взять и сначала начать!..
Выскочив вдруг из объема и роста,
Вновь малышом закричать...
Снова потешно так гулить, агукать,
Ножками плавно сучить,
И без хлопот о ширинке на брюках
Бурно пеленки мочить...
Просто... не знаю, но вряд ли пристало
Так, наобум поспешить,
Лет через N... я начну все сначала!
И порезвлюсь — от души!..

© Андрей Грязов


*   *   *
Не бунтарём, и не метельщиком.
Он был прозрачней ничего —
Простым налогонеплательщиком,
Она была — женой его.

© Андрей Грязов


НОГИ

Что делать женщине с ногами?
Такими стройными и длинными,
Почти эпически-былинными,
Что делать женщине с ногами?

Они растут не из подмышек,
Они изящно-автономны,
Пропорций – мера и излишек,
Они растут из родословной.

Они растут из соли мира,
Где Афродита в волнах зрела,
И обнажаются настырно,
Как часть отдельная от тела.

Не кренделями, не кругами,
Идут уверенно и смело.
Что делать женщине с ногами?
И что мужчине с ними делать?

© Андрей Грязов


*   *   *
Стойко и терпимо,
Тихо и легко,
Мы проходим мимо,
Может быть, — всего.
Средне ненавидим,
Любим чуть сильней,
Смотрим — и не видим
Света и теней.
Летом покупаем
Зимнее пальто,
Семь раз отмеряем,
Забывая — что...
Не грешим особо,
В храмы не частим,
Вспоминаем Бога
Говоря: "Бог с ним...”
Подсчитаем скупо
Пользу от веков,
И уйдем так глупо,
Глупо, но легко...

© Андрей Грязов


Я ЖИ...

                Малютка жизнь, дыши…
                                    А.А.Тарковский


Малютка – жизнь, скажи, зачем, скажи,
Ещё в пеленках точишь ты ножи?..
В чужую жизнь вгрызаешься легко
И на губах и кровь, и молоко…

Ещё до жизни, как в черновике,
Что жжется в материнском молоке?
Чертополох, крапива, белена,
Прыщавая вселенская вина…

Подружка-жизнь, смотрю в глаза твои –
Слезой твоей стекает яд любви…
И линии читаю по руке,
И вижу их прощальное пике…

И, замирая, слышу голос твой,
Как он становится молчаньем и травой.
Старушка-жизнь, нелепая судьба
Горбатишься, горбатишься, горба…

Ты запоешь, а после замолчишь,
Мой крематорий, сплин мой, ранний чиж…
Кто спутник твой? Кто этот вечный жлоб?
Все наши стрелки загоняет в гроб…

А ты твердишь – держись! Кричишь – держи!
Я жизнь твоя! Я – жизнь, я жи… я жи…

© Андрей Грязов


*  *  *
Что там у нас со временем?
Шаги.
Друзья лысеют, старятся враги.
Какие есть, какими были, теми ли?
Мы возвращаем прошлому долги.
Пока ещё одной ногою в стремени,
Но нет опоры для другой ноги.
Что там у нас со временем?
Долги…

Весна все мерзостней, а осень все нежней,
Теперь себе, пожалуйста, не лги,
В годах становится все меньше, меньше дней…
Долги…

И повернуться хочется в сомнении,
Вперед, назад… куда-нибудь беги!
Что там у нас со временем?
Долги.

…не надо так, спокойнее, уверенней…
И не вернешь ты прошлого долги,
Какие счеты могут быть со временем?
А все что есть пока – твои шаги…

© Андрей Грязов



Нравится


Ігор Рубцов    (28.07.2013 00:13)
Хочеться жити довго. Прочитати - прочитав. Потрібен час осмислити, щось засвоїти. Хоча, багато співзвучностей із власним життям, тому повторюю за кожною строфою "так". Але ж не можу висловлюватись подібно автору. Андрій Грязов - зірка на українському небі.
Ответ:
Так, це - наша гордість!
Гадаю, ти розумієш, чому я "зникла" з інтернет-життя? Я вчуся у зірок! ))


Антон Крайнов    (09.11.2012 12:38)
проникновенны, мелодичны и легки, идут вперед неспешными шагами, живые, настоящие стихи, живущие и в нас и с нами!!! такой вот экспромт:-))
Ответ:
Да, Грязов - мощь...

Спасибо огромное за отклик, Антон!

 Всего комментариев: 2